My messy bedroom

  • Док возвращается из отпуска! Ответил всем в "личке". Напомню - я _совсем_ не работаю в личке, прошу прощения. Мне это технически крайне неудобно.

Пользователь

Well-Known Member
7 Мар 2021
1,254
773
113
Gender
Male
А ты в таких случаях повторяй про себя (ну или гордо во весь голос):

"Я странен, а не странен кто ж?
Тот, кто на всех глупцов похож!"
Спасибо! :)

Заодно вспомнил «Горе от ума». Помню, как ночью за несколько часов быстренько прочитал книгу. Увлёкся тогда сильно сюжетом, даже спать не хотелось))
 

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
15,286
6,374
113
Внутренняя беспорядочность
Сознательные родители зачастую начинают тревожиться, когда знакомятся с исследованиями привязанности – они переживают, что своей периодической нетерпимостью или обыденными проблемами с подстройкой они могли нанести своим детям неисправимый вред. В реальной жизни нельзя избежать недопонимания, неуместных реакций и проблем во взаимодействии. Когда матери и отцы вовремя не откликаются либо заняты своими делами, младенцам зачастую приходится самим придумывать, как успокоиться. В пределах разумного это не представляет никакой проблемы. Детям нужно учиться справляться со своими недовольствами и разочарованиями. С «достаточно хорошими» взрослыми дети постепенно усваивают, что разорванную связь можно восстановить. Главное, чтобы они были в состоянии чувствовать себя в душе защищенными, находясь со своими родителями или другими заботящимися о них взрослыми (20).

В ходе исследования стратегий привязанности, в котором приняли участие более двух тысяч детей из «нормальных» семей среднего класса, было установлено, что 62 процента чувствовали себя в безопасности, 15 процентов были замкнутыми (отстраненная стратегия), 9 процентов тревожными (противоречивая стратегия), а 15 процентов – беспорядочными (21). Любопытно, что, как показало это исследование, пол и характер ребенка оказывали мало влияния на стратегию привязанности – так, например, у «трудных» детей не была выявлена повышенная вероятность выработки беспорядочной привязанности. Дети из более низких социально-экономических слоев оказались более склонны к беспорядочной привязанности (22) – вероятно, это связано с тем, что родители сильно нервничают из-за финансовых и семейных проблем.
У детей, не чувствующих защищенности во младенчестве, по мере взросления возникают сложности с контролем своего поведения и эмоциональных реакций. К тому моменту, как они идут в детский сад, многие из этих детей становятся агрессивными или замкнутыми, и у них развиваются различные психиатрические проблемы (23). Кроме того, у них наблюдается повышенный уровень физиологического стресса, выражающегося в изменении частоты сердцебиения, вариабельности сердечного ритма (24), гормональных реакций с участием гормонов стресса, а также пониженном иммунитете (25). Происходит ли автоматическая нормализация подобных биологических дисфункций, когда ребенок взрослеет или перебирается в более безопасную для него среду? Насколько нам известно, этого не происходит.
Жестокое обращение со стороны родителей является не единственной возможной причиной развития беспорядочной привязанности: родители, слишком поглощенные своей собственной психологической травмой, связанной, например, с домашним насилием, изнасилованием или недавней смертью кого-то из родителей либо другого ребенка, могут также быть эмоционально нестабильными и изменчивыми, чтобы обеспечивать необходимый комфорт и защиту (26, 27). Если даже для воспитания чувствующих себя защищенными детей все родители нуждаются в любой доступной поддержке, травмированным родителям особенно нужна помощь в подстройке к потребностям своих детей.
Взрослые зачастую не осознают, когда их синхронизация с детьми нарушается. Я отчетливо помню видеозапись, которую мне показала Беатрис Биби (28). На ней молодая мать играла со своим трехмесячным младенцем. Все было хорошо, пока ребенок не отстранился и не отвернул голову, дав понять, что ему нужен перерыв. Мать, однако, не уловила этих сигналов и стала еще старательнее пытаться вовлечь ребенка в игру, повысив громкость голоса и приблизив к нему свое лицо. Когда он отпрянул еще дальше, она продолжила качать его и тыкать в него. Наконец он начал кричать, после чего мать уложила его и ушла с удрученным видом. Было очевидно, что она чувствует себя ужасно, однако она попросту не уловила важных сигналов от ребенка. Легко представить, как подобное недопонимание, повторяясь снова и снова, может привести к хроническим проблемам во взаимодействии (каждый, кому доводилось воспитывать страдающего от коликов или гиперактивного ребенка, знает, как быстро нарастает стресс, когда кажется, будто ничего не помогает). Раз за разом оказываясь не в состоянии успокоить своего ребенка или нормально с ним поиграть, мать может начать воспринимать его как трудного, чувствовать себя нерадивой матерью и в будущем больше не предпринимать попыток его успокоить.

На практике зачастую оказывается сложно отличить проблемы, возникшие из-за беспорядочной привязанности, от проблем, ставших следствием травмы: они зачастую оказываются переплетены между собой. Моя коллега Рэйчел Иегуда занималась изучением распространенности ПТСР среди взрослых жителей Нью-Йорка, переживших нападение или изнасилование (29). Те, чьи матери пережили Холокост с последующим развитием у них ПТСР, значительно чаще сталкивались с тяжелыми психологическими проблемами после этих травмирующих происшествий. Самое логичное объяснение подобной закономерности заключается в том, что в процессе воспитания их психика осталась уязвимой, из-за чего им было сложнее восстановить внутреннее равновесие после перенесенного насилия. Иегуда обнаружила схожую уязвимость среди детей женщин, которые находились в Мировом торговом центре в тот самый трагический день 2001 года (30).
Аналогично реакция детей на болезненные события во многом определяется тем, насколько спокойны или взволнованны их родители. Мой бывший студент Гленн Сакс, ныне заведующий кафедрой детской и подростковой психиатрии в Нью-Йоркском университете, продемонстрировал, что развитие ПТСР у детей, попавших в больницу с тяжелыми ожогами, можно было предсказать, отталкиваясь от того, насколько защищенными они себя чувствовали со своими матерями (31).
Характер привязанности детей к матерям предсказывал необходимую для облегчения боли дозировку морфина – чем более здоровой была привязанность, тем меньше обезболивающего им было нужно.
Другой мой коллега, Клод Чемтоб, руководивший программой изучения семейной травмы в медицинском центре Лангон при Нью-Йоркском университете, исследовал 112 детей из Нью-Йорка, ставших непосредственными свидетелями террористических атак 11 сентября 2001-го (32). Дети, чьим матерям впоследствии диагностировали ПТСР или депрессию, в шесть раз чаще оказывались подвержены серьезным эмоциональным проблемам или повышенной агрессии в ответ на то, что они пережили. У детей, чьи отцы столкнулись с ПТСР, также наблюдались проблемы с поведением, однако Чемтоб обнаружил, что этот эффект не был прямым и передавался через мать (когда живешь с вспыльчивым, отстраненным или напуганным супругом, то это запросто может стать сильной психологической нагрузкой, вплоть до развития депрессии).
Когда у человека нет внутреннего чувства защищенности, ему сложно различать, что представляет опасность, а что нет. Когда ваши эмоции и чувства постоянно притуплены, потенциально опасные ситуации могут помогать чувствовать себя живым. Когда кто-то приходит к выводу, что он, должно быть, ужасный человек (иначе зачем бы родители стали к нему так относиться?), то он начинает ожидать ужасного обращения и со стороны других людей. Он думает, что заслуживает этого, да и в любом случае ничего не может с этим поделать. Когда люди с дезорганизацией начинают воспринимать себя подобным образом, они обречены на получение психологической травмы от дальнейших событий в своей жизни (33).
 
Последнее редактирование:

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
15,286
6,374
113
Когда кто-то приходит к выводу, что он, должно быть, ужасный человек (иначе зачем бы родители стали к нему так относиться?), то он начинает ожидать ужасного обращения и со стороны других людей

Или когда тебя не принимали то сложно ждать принятия от других, не любили - ждать любви, если приходилось провоцировать чтобы получить реакцию родителей, то человек будет провоцировать и окружающих и так далее.
Не принимали "обабелость" -ясно что странно ожидать ее принятия от других.
 

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
15,286
6,374
113
Долгосрочные последствия беспорядочной привязанности
В начале 1980-х моя коллега из Гарварда Карлен Лайонс-Рут, исследователь привязанности, начала записывать на видеопленку прямое взаимодействие между матерями и их детьми в возрасте полугода, года и полутора лет. Она снова сняла их на видео в возрасте пяти, семи и восьми лет (34). Все были из семей, принадлежавших к группе повышенного риска: сто процентов в соответствии с установленными государством критериями жили за чертой бедности, а почти половина матерей воспитывали детей в одиночку.
Беспорядочная привязанность проявлялась двумя разными способами: одна группа матерей, казалось, была слишком занята своими собственными проблемами, чтобы реагировать на потребности своих маленьких детей. Они зачастую вели себя навязчиво и враждебно: то не обращали на своих детей внимания, то вели себя с ними так, словно это дети должны были удовлетворять их потребности. Другая группа матерей испытывала страх и чувство беспомощности. Они зачастую казались милыми или ранимыми, однако не умели вести себя в отношениях по-взрослому – казалось, они ждали от своих детей утешения. Они не замечали своих детей, вернувшись после разлуки с ними, и не брали их на руки, когда тем было плохо. Казалось, эти матери вели себя подобным образом неумышленно – они попросту не знали, как подстраиваться к своим детям и реагировать на поступающие от них сигналы, из-за чего не могли их успокоить и утешить. Враждебные/навязчивые матери в прошлом чаще сталкивались с жестоким обращением и/или становились свидетелями домашнего насилия, в то время как отчужденные/беспомощные матери чаще имели дело с сексуальным насилием или потерей родителей (но не физическим насилием) (35).
Мне всегда было любопытно, как родители приходят к тому, что начинают жестоко обращаться со своими детьми. В конце концов, воспитание здорового потомства лежит в самом корне нашего человеческого предназначения, смысла нашей жизни. Что может побудить родителей сознательно причинять своим детям вред либо же не уделять им нужного внимания? Своей работой Карлен предоставила мне один ответ: просматривая ее видеозаписи, я видел, как дети постепенно становились все более и более безутешными, замкнутыми или невосприимчивыми к своим матерям, которые не могли к ним подстроиться. Сами же матери вместе с тем все больше раздражались, выглядели все более разбитыми и беспомощными, пытаясь наладить с ребенком связь. Как только мать начинает видеть в своем ребенке не партнера в гармоничных отношениях, а недовольного, разъяренного чужака, с которым невозможно найти общий язык, создаются все предпосылки для последующего жестокого обращения.
Восемнадцать лет спустя, когда этим детям было примерно по двадцать лет, Лайонс-Рут провела еще одно исследование, чтобы узнать, как они адаптировались ко взрослой жизни.
Младенцы, чья эмоциональная связь со своими матерями в восемнадцать лет была сильно нарушена, выросли молодыми людьми с нестабильным чувством собственного «Я», склонностью к саморазрушению (включая чрезмерную трату денег, беспорядочные половые связи, злоупотребление спиртным и наркотиками, агрессивное вождение и обжорство), чрезмерной агрессии и суициду.
Карлен вместе с коллегами предполагали, что враждебное/навязчивое поведение со стороны матери станет наиболее важным фактором в развитии психической нестабильности у повзрослевших детей, однако на деле все оказалось иначе. Наиболее сильное и продолжительное влияние оказала эмоциональная отрешенность. Эмоциональная отдаленность и смена ролей (когда мать ожидает от ребенка, что он будет о ней заботиться) в особенности способствовали проявлению у молодых людей агрессивного поведения по отношению к себе и окружающим.
 
  • Like
Реакции: Жужу

Жужу

Well-Known Member
19 Мар 2021
920
1,315
93
Gender
Female
Или когда тебя не принимали то сложно ждать принятия от других, не любили - ждать любви, если приходилось провоцировать чтобы получить реакцию родителей, то человек будет провоцировать и окружающих и так далее.
Не принимали "обабелость" -ясно что странно ожидать ее принятия от других.
Вот к цитате. Мне мама в детстве постоянно говорила, что я странная в нехорошем смысле. Из-за этого мне мои чувства и поступки казались странными, я всё думала, что я какая-то не такая, люди как я не делают. И папа постоянно говорил, что я всех (ну он же все, ага) напрягаю. Из-за этого я тоже долго считала, что какой-то игнор в мою сторону - это моя вина. Долго от этого не могла избавиться.
 

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
15,286
6,374
113

Наверняка вы не раз встречали таких мужчин. Достаточно угрюмые, несколько грубоватые, неуклюжие, говорят всегда прямо, любят правду-матку рубить с плеча. Ключевые слова: «А вот раньше было ЛУЧШЕ…». Всё новое воспринимают враждебно. А еще любят рассуждать на тему «настоящих мужиков» и «пидоров». «Вот, Машка, неправильно ты своего сына воспитываешь! Вырастет бабой! Отдай его лучше в секцию борьбы, чтобы за себя постоять мог!», — советует такой мужчина соседке. Типичный представитель анального вектора.

Анальный мужчина единственный, кто обладает недифференцированным либидо: желанием не только к женщине, но и к мальчику-подростку.

Обычно это влечение ингибируется в преподавание: именно обладатели анального вектора — лучшие учителя и наставники. Но если реализоваться такой мужчина не смог, в обществе его не уважают (а уважение — то, без чего анальники не мыслят свою жизнь), то появляются сильнейшие социальные фрустрации, которые выливаются в стремление к «грязи», вербальному и невербальному садизму. Тут о себе напоминает особое либидо, которое трансформируется либо в гомосексуальное влечение, либо в педофилию.

Прямо про папу И. Я вот не зря говорю что неслучайно он на мои губы выносился -че ты губы дуешь, ну да.


В гомофобной России такие мужчины чаще становятся педофилами, на Западе — гомосексуалами, образуя прекрасный тандем с кожно-зрительным мальчиком, нежным и женственным. Это выглядит примерно так: брутальный «актив» с анальным вектором и манерный, женственный кожно-зрительный «пассив».
Да-да,

Ах, глаза у Синеглазки,
Вы у неба взяли краски,
И небесной красотой
Синий взор сияет мой.
Синий, синий, самый синий,
Синий взор сияет мой!

:)


стремление к «грязи», вербальному и невербальному садизму.

скатофилия?
 
Последнее редактирование:
  • Like
Реакции: Пользователь

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
15,286
6,374
113
Часть вторая - просто портрет -
а насчет красивого и зрительного, мои фоточки и эта спаленка с картинками :)
Такие мальчики, благодаря наличию зрительного вектора, чрезвычайно любят всё самое красивое, что есть на свете. И, прежде всего — всё то, что есть у девочек: причёсочки, заколочки, украшения, наряды, бантики… Им и самим хочется ярко и красиво одеваться, модно укладывать волосы и даже пользоваться косметикой. А чем они хуже? Другие мальчишки этого всего не понимают и смеются над кожно-зрительными, поэтому им лучше играть с девочками: они спокойнее, миролюбивее и очень красивы. Пока остальные будущие самцы ранжируются и устраивают бешеные игры, наши мальчики испуганно хлопают глазками и бессловесно поддерживают возмущающихся девочек: «Все мальчишки — дураки! Ведут себя, как высокогорные бараны: кричат и дерутся! С ними и поговорить-то не о чем!»

Несмотря на то, что с самого раннего детства кожно-зрительный мальчик очень похож по внешности и поведению на девочку, это вовсе не значит, что его тянет на мужчин. Откровенно говоря, его вообще ни на кого не тянет: слишком либидо слабое и слишком много страхов, оставшихся ещё с первобытных времён. Он до сих пор в ужасе трясётся при мысли об оральном каннибале, пытается спрятаться от него за женским образом: «Нет-нет, я не мальчик! У меня платьице есть!».

Бурлан считает что наш страх врожден, генетический. Кстати избавлялись не только от таких, а и от женщин - в напоминание о тех временах остался праздник Лиго, он-же Ивана-Купала. Через костер прыгали пока кто-то из девушек не сгорали, а кто не сгорел тех топили.

Пока остальные будущие самцы ранжируются и устраивают бешеные игры, наши мальчики испуганно хлопают глазками и бессловесно поддерживают возмущающихся девочек: «Все мальчишки — дураки! Ведут себя, как высокогорные бараны: кричат и дерутся! С ними и поговорить-то не о чем!»
Вот-вот :)

Откровенно говоря, его вообще ни на кого не тянет: слишком либидо слабое

Если не избавлять таких мальчиков от страхов в раннем детстве, а, наоборот, запугивать страшными сказочками на ночь, то желание прятаться за девчачьим образом останется на всю жизнь. «Хорошо быть девочкой! С них и спросу меньше!» — думает мальчик. А там, где начинается кросс-дресс, не так далеко и до гомосексуализма. Знаете, как страшно жить без опёки крепкого и сильного самца? Так как уже повзрослевшего кожно-зрительного мальчика не тянет ни на женщин, ни на мужчин, то ему откровенно всё равно, с кем коротать свои вечера. Лишь бы была эмоциональная связь, «любовь», которая у таких мальчиков больше напоминает не «влюбление», а «встрашение».

Да, все так.
 
Последнее редактирование:

Мурзик

Well-Known Member
8 Фев 2010
4,639
1,742
113
Gender
Male
Чем кстати ты делаешь такие четкие и яркие фоточки?
 

Kirill89_3

Покорный инквизитор
10 Янв 2014
24,574
5,903
113
Gender
Non-binary
Бурлан считает что наш страх врожден, генетический. Кстати избавлялись не только от таких, а и от женщин - в напоминание о тех временах остался праздник Лиго, он-же Ивана-Купала. Через костер прыгали пока кто-то из девушек не сгорали, а кто не сгорел тех топили.
Это же славянский праздник только? Или был еще у других народов? А вот Вий Гоголя, ведьмы всякие, которых он описывал, тоже из мифов древнеславянских идут?
 

Kirill89_3

Покорный инквизитор
10 Янв 2014
24,574
5,903
113
Gender
Non-binary
Если не избавлять таких мальчиков от страхов в раннем детстве, а, наоборот, запугивать страшными сказочками на ночь, то желание прятаться за девчачьим образом останется на всю жизнь. «Хорошо быть девочкой! С них и спросу меньше!» — думает мальчик. А там, где начинается кросс-дресс, не так далеко и до гомосексуализма. Знаете, как страшно жить без опёки крепкого и сильного самца? Так как уже повзрослевшего кожно-зрительного мальчика не тянет ни на женщин, ни на мужчин, то ему откровенно всё равно, с кем коротать свои вечера. Лишь бы была эмоциональная связь, «любовь», которая у таких мальчиков больше напоминает не «влюбление», а «встрашение».
Бланчард говорил, что при агф часто встречается "псевдобисексуальность". Может, он подобное имел в виду? То есть не ваньку-встаньку на мужчин и женщин (реальная бисексуальность), а когда неважно с "кем коротать вечера". У меня вот в таком случае что-то такое...Но я это и не называют бисексуальностью.
 
  • Like
Реакции: Ira и MeanGo