Транссексуальность

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
17,561
8,738
113
Да. То, что табу было, пусть даже в прошлом.
Как у "кавказцев" от даже миди-юбки. Как у гусарского населения от щиколотки :)
То что под юбкой - всегда интимная часть и возбуждающая, так что тут даже не табу, а желаемое просто.
 
  • Like
Реакции: dok34.ru

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
17,561
8,738
113
И вот еще -

Я не могу больше не быть девушкой.

уже не первая история (как и книга Ольги Фоминой) где упоминаются неудачные отношения, разрывы отношений или отсутствие отношений с девушками.Это все история любви которой не было.
 
  • Like
Реакции: dok34.ru

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
17,561
8,738
113
https://www.reddit.com/r/autogynephilia/comments/ananh3
И что мне, б-дь, делать?

Я (17м) узнал об этом состоянии год назад, прочитав книгу Майкла Бейли. И что я могу сказать? Спустя год после прочтения книги я чувствую, что потерян больше, чем что-либо другое.

Я пропущу подробное описание того, как я столкнулся с аутогинефилией в детстве, поскольку большинство из вас уже пережили это. Я просто хочу узнать мнение более старших и, возможно, более мудрых аутогинефилов (надеюсь, вы нормально относитесь к этому термину) о некоторых вопросах, которые меня волнуют в будущем.

Я скоро поступаю в колледж и серьезно задумалась о своей жизни и жизни, которую я хочу прожить. Я действительно задаюсь вопросом, как мне жить дальше, зная, что я очень хорошо отношусь к аутогинефилам.

Повиноваться ли мне своим сексуальным инстинктам и жить в соответствии со своими фантазиями? Может быть, солгать своей семье и объявить себя трансгендером? Найти парня и заставить его относиться ко мне как к девушке и маленькой sissy... ...которой я все время фантазирую быть? Это было бы здорово. Но не совсем, это просто не совсем правильно. Какой здравомыслящий человек пойдет на такие меры, чтобы удовлетворить сексуальные фантазии?

И опять же, альтернатива кажется не намного лучше: пытаться жить нормальной жизнью с женой, завести детей (как я всегда хотел) и при этом знать, что когда я возбужден, я хочу отсосать у парней, надев юбку. Это просто так тревожно. И я знаю, что в конце концов желание воплотить свои фантазии будет настолько сильным, что я сделаю что-то, что в итоге очень разочарует мою семью.

И не похоже, что между этими двумя альтернативами есть золотая середина. Жизнь кажется такой мрачной, когда живешь с этим гребаным состоянием. Кажется, что вариантов нет. Мне пи-ец, что бы я ни делал.

Я ошибаюсь или я в полной заднице?

Deepl и маты переводит оказывается.

и при этом знать, что когда я возбужден, я хочу отсосать у парней, надев юбку.

Ну вот, не все гетеро таки.
 

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
17,561
8,738
113
И еще -

https://www.reddit.com/r/autogynephilia/comments/a9te7m
Кто-то порекомендовал мне зайти сюда...

...Я никогда не знала об аутогинефилии до этого момента, и я очень заинтригована... вот что я хочу сказать:

Я хочу быть девушкой примерно с 10 лет (сейчас мне 46). На самом деле меня безумно привлекают девочки, а не мальчики, но как девочка я была бы би, и мне бы очень хотелось быть покорной девушкой для парня. Очевидно, что большинство мальчиков, которые хотят быть девочками, хотят быть настолько красивыми, милыми и подтянутыми, насколько это возможно, чтобы иметь возможность носить самые милые вещи, которые только можно себе представить, и хорошо выглядеть (как и большинство "настоящих девочек"). Но у меня буч-образная внешность и лишний вес, и я никогда и отдаленно не буду выглядеть как красивая девушка, не со всем макияжем и укладкой в мире... и я не могу заставить себя изменить свой пол медицинским путем...

...так что же я могу сделать, чтобы воплотить свои желания в жизнь? Я никогда не был с парнем, только с девушками; у меня было двое достаточно удовлетворительных отношений с девушками, включая одни долгосрочные отношения с виртуальной девушкой мечты, которая в конечном итоге исследовала со мной своего рода динамику рогоносца, что мне понравилось и что позволило мне как бы испытать девичество викарно через нее. Я слишком непривлекателен и непривлекателен на слишком многих уровнях, с точки зрения того, чего хотят и в чем нуждаются девушки, чтобы когда-либо стать эффективным парнем. Но я могу действовать и говорить инстинктивно, как девушка, и в 99% случаев, когда я представляюсь девушкой (в основном по телефону), я чувствую себя потрясающе и чувствую, что имею смысл, и все, с кем я имею дело, мужчины или женщины, обожают меня и относятся ко мне так мило.

Если бы у меня была ситуация, когда парень обращался бы со мной как с обычной, милой, покорной девушкой, даже несмотря на то, что я знаю, что на самом деле я не выгляжу красивой и настоящей девушкой, я могла бы игнорировать свою неуверенность и наслаждаться этим. Но как? Из всех бесчисленных фетишей и ориентаций, которые я вижу в объявлениях о знакомствах и тому подобном, моя конкретная фантазия кажется невыполнимой из-за того, как я выгляжу. Кроме того, я боюсь насилия со стороны фанатиков и венерических заболеваний.

Какие-нибудь мысли или советы?

Если бы у меня была ситуация, когда парень обращался бы со мной как с обычной, милой, покорной девушкой, даже несмотря на то, что я знаю, что на самом деле я не выгляжу красивой и настоящей девушкой, я могла бы игнорировать свою неуверенность и наслаждаться этим.

Тоже не гетеро, получается.
 
  • Like
Реакции: dok34.ru

dok34.ru

Moderator
7 Фев 2010
126,393
9,845
113
56
Gender
Male
То что под юбкой - всегда интимная часть и возбуждающая, так что тут даже не табу, а желаемое просто.
Табу - причина, возбуждение - следствие. Так точнее?
 

dok34.ru

Moderator
7 Фев 2010
126,393
9,845
113
56
Gender
Male
и при этом знать, что когда я возбужден, я хочу отсосать у парней, надев юбку.
У конкретного, возлюбленного парня? Или же у "вообще" парня, парней?
Второе - понятно, объективизация, фетиш. Причем по сути во многих случаях таких людей можно не относить к геям?:)
 

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
17,561
8,738
113
https://www.reddit.com/r/autogynephilia/comments/83902a
It is difficult, because not only is little known about this fetish except in particular pockets of psychiatry, but that also a gender therapist may know little about the fetishism, and a sex therapist may not be best to deal with gender issues.

I think there are a few absolutely indispensable resources, which all with this fetish should read in order to understand their fetishism.

The fetish being the imprinted sexualization of childhood emasculation trauma 1,2,3,4

ThirdWaysTran's blog: A psychologist in training, who transitioned and detransitioned All his posts, especially the explaining the relationship between lust and attachment

Linking up with the anonymous (likely due to politics) psychiatrist's "childhood emasculation trauma" insights, I see the fetishism as emasculation trauma + sexual imprinting (sexual arousal by the masochistic anxiety of oneself being associated to symbols of emasculation) 1,2,3,4,5

По ссылкам в комменте статья про анализ агф, кажется Ксюша его уже приносила. Там автор выводит причину агф как травму демаскулинизации.

И про влечение и привязанность

 
  • Like
Реакции: Ksenia

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
17,561
8,738
113

Нечто подобное Док говорит.

4. Травма может формировать нас

Обычно считается, что какая-то детская травма является обычной причиной вытесненного сексуального желания, или, если использовать уничижительный и недоброжелательный термин, "извращения".

Общей чертой наиболее глубоких детских травм - таких как нападение, изнасилование и сексуальное насилие - является отсутствие контроля, что приводит к чувству бессилия и/или унижения. В случае унижения ребенок чувствует, что он/она застрял/а в ситуации, которая может привести к серьезному неодобрению и отвержению со стороны сверстников и старших.

Унижение - это сильная боль, которую слишком часто недооценивают в материалистическом обществе, придающем большее значение физическому состоянию, чем психологическому. Из-за предполагаемого национального унижения ведутся войны, в которых враждебность подпитывается чувством бесправия. Многие самоубийства происходят из-за того, что люди чувствуют, что позор, который они пережили, невосполним; это явление характерно для всех культур и временных периодов.

Люди - социальные животные, и наша способность удовлетворительно общаться с другими людьми жизненно важна для нашего благополучия. Поэтому унижение может быть чрезвычайно мощной силой.

На индивидуальном уровне сильное унижение или другие травмирующие события в раннем возрасте могут сильно повлиять на нас. Например, люди, страдающие мазохизмом, часто имеют в детстве опыт насилия или жестокого обращения. Однако в последующей жизни они не страдают (по крайней мере, психологически не проявляют себя) от такого насилия и даже ищут его для сексуального возбуждения. Так что же произошло?

Травма и механизмы преодоления
Сильный страх, боль или унижение могут быть совершенно разрушительными и травмирующими. Если интенсивность достигает такого уровня, что человек не в состоянии с ними справиться, то возникает травма. В этом контексте особенно важен тот факт, что травма, особенно детская, необратимо изменяет физиологию мозга.

Эти необратимые изменения проявляются в постоянных триггерных реакциях на события или сценарии, которые воспринимаются как причина травмы. Например, женщина, которую изнасиловали, когда она осталась одна дома, может впоследствии испытывать приступы паники, когда остается одна дома. Ветераны войны, перенесшие шок от ранения, часто плохо реагируют на внезапные звуки, часто так и не могут полностью десенсибилизироваться.

С научной точки зрения, рефлекс испуга вызван "коротким замыканием" от миндалины ("эмоциональной" части нашего мозга) к коре головного мозга, без обработки неокортексом ("рассуждающей" частью мозга). На практике это означает, что реакция испуга активируется автоматически в связи с тем, что воспринимается как травмирующее событие. Хотя в более легких случаях можно получить некоторую помощь с помощью когнитивной терапии, что позволяет пациентам вести относительно нормальную жизнь, такая реакция является постоянной инвалидностью.

В этот момент в игру вступают наши механизмы преодоления. Например, нередко мазохист, переживший насилие в ранней жизни, повторяет эти травмы во взрослой жизни - но на этот раз он или она контролирует ситуацию.

Каждый раз, когда мазохист проходит через ритуал, он/она становится чуть менее чувствительным к этим болезненным воспоминаниям, чуть менее тревожным, и в конечном итоге он/она принимает на себя ответственность за эту боль. Теперь он/она контролирует ситуацию, а не травма.

Известно, что травма связана с отсутствием контроля, а не обязательно с переживаниями как таковыми. В одном из экспериментов было установлено, что мыши, подвергавшиеся в лаборатории ударам электрическим током, заметно меньше травмировались, если у них был доступ к устройству, позволяющему отключить ток. И наоборот, мыши, не имевшие возможности остановить (контролировать) удар током, были травмированы гораздо сильнее.

Если человеку не хватает понимания чувств, которые лежат в основе его желаний - из-за отрицания или недостатка самосознания, - то велика вероятность того, что его потребности будут обостряться. Секрет обретения истинного контроля заключается в том, чтобы достичь понимания этих желаний до того, как они станут привычными. То есть, упражнения по десенсибилизации наиболее терапевтичны, если выполняются с сознательной целью десенсибилизации.

Однако, если глубинные причины десенсибилизирующего поведения остаются неисследованными, жертвы травмы, прибегающие к инстинктивному, десенсибилизирующему "лечению", обнаруживают, что это лечение становится все менее действенным благодаря привычке. Здесь есть прямая аналогия со злоупотреблением наркотиками, когда наркоман привыкает к наркотику и поэтому всегда требует все больше и больше, чтобы "получить кайф".

Это приводит к тому, что жертвы травм с низким уровнем самосознания ищут все более экстремальные средства, чтобы восстановить интенсивность, необходимую для повторения травмы с желаемым эффектом, причем желаемым эффектом в конечном итоге является большее чувство контроля.

Аутогинефилия и травма эмаскуляции
В этом контексте аутогинефильные тенденции, скорее всего, проистекают из чувства травмы эмаскуляции, и это будет обсуждаться далее в части 5.

В связи с этим аутогинефилы (и кроссдрессеры) с возрастом часто усиливают свою кроссгендерную активность, иногда до предельной степени. Это просто наблюдение, а не оценочное суждение относительно решений о смене гендерной роли. Если уровень пережитой травмы делает мужскую роль неприемлемой в долгосрочной перспективе для пострадавших людей, то это справедливая причина для смены пола, учитывая неизменность страдания.

Именно поэтому для психиатрического сообщества так важно лучше понять эту динамику. Молодые люди, пережившие травму эмаскуляции/автогинефилию, должны получать надлежащее лечение, чтобы они могли предпринимать любые действия по преодолению ситуации с четкой целью десенсибилизации. Если оставить их на произвол судьбы, их деятельность по самофеминизации и фантазии, вероятно, станут привычными, обретут самостоятельную жизнь, в конечном итоге усиливая чувство эмаскуляции, а не облегчая его. Цель здесь - не предотвратить переход, а уменьшить посттравматический стресс.

Смена пола у людей с высоким уровнем травмы выхолащивания и устоявшимися моделями феминизирующего поведения все равно может привести к повышению уровня счастья и адаптации - даже если человек вполне мужественен - потому что в этом случае он может достичь чувства разрешения в своей жизни, которое иначе было бы невозможно.

Учитывая деликатность ситуации, следует отметить, что вышесказанное не означает, что транссексуализм, вызванный травмой, не является патологическим состоянием, и автор не считает, что транссексуализм следует рассматривать как расстройство в DSM-IIIR. Хотя сильная травма опустошения, пережитая многими транссексуалами, может считаться расстройством, пока они остаются в мужской роли, во многих случаях после смены роли они фактически "излечиваются" и вполне способны вести продуктивную и "нормальную" жизнь.

Переведено с помощью www.DeepL.com/Translator (бесплатная версия)


В этот момент в игру вступают наши механизмы преодоления. Например, нередко мазохист, переживший насилие в ранней жизни, повторяет эти травмы во взрослой жизни - но на этот раз он или она контролирует ситуацию.

Каждый раз, когда мазохист проходит через ритуал, он/она становится чуть менее чувствительным к этим болезненным воспоминаниям, чуть менее тревожным, и в конечном итоге он/она принимает на себя ответственность за эту боль. Теперь он/она контролирует ситуацию, а не травма.

То есть тут идет логическое продолжение что при травме нехватки мужественности - эмаскуляции, происходит погружение в феминность так-же как мазо повторяет насилие которое когда-то было.
 
  • Like
Реакции: dok34.ru

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
17,561
8,738
113

5. Травма эмаскуляции и аутогинефилия

Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что аутогинефильные склонности не обязательно присутствуют у всех людей, желающих сменить пол, а если они присутствуют, то проявляются в очень разной степени; существует ряд различных обоснований и мотивов, стоящих за решением сменить пол, о чем будет сказано ниже.

Возвращаясь к влиянию травмы на человека, снова возьмем пример мазохистов: в их желаемой "терапии" обычно присутствуют элементы боли, страха и унижения. Для аутогинефилов акцент делается на унижении.

Здесь важно понять, что травма унижения не обязательно должна происходить от насилия (хотя это может быть и так), а от самоощущения человека.

Таким образом, как очень женственные, так и достаточно мужественные транссексуалы могут испытывать схожие уровни травмы унижения в детстве.

Это чувство выхолащивания может быть вызвано рядом факторов. И снова следует подчеркнуть, что в данном контексте важна не реальность молодого человека, а восприятие его реальности.

Несомненно, молодые мужчины могут быть травмированы, когда чувство выхолащивания достаточно сильно; когда они чувствуют, что они бесповоротно не способны соответствовать мужскому статусу. Это зависит как от того, "где проходит черта" в том, что является приемлемым мужским поведением в их окружении, так и от их фактического уровня мужественности или женственности.

Из-за сохраняющихся патриархальных установок во многих современных обществах все еще считается серьезным социальным "преступлением", если мужчина не соответствует требованиям, и наказанием за это являются насмешки, оскорбления, исключения, отвержение, нападения и, в крайних случаях, убийство.

Что же вызывает это чувство эмаскуляции?

Гиперфемининные мальчики и травма эмаскуляции
Травма опустошения, конечно, может быть результатом того, что мальчик на самом деле является гиперженственным, но отрицает или негативно относится к тому, что он такой. Можно сказать, что такой мальчик чувствует себя выхолощенным по уважительной причине - он действительно не соответствует типичным мужским стандартам, с которыми он сталкивается.

"Гиперфемининный" в данном контексте относится к мальчикам, чьи женские качества достаточно очевидны, чтобы быть замеченными другими, как правило, в негативном ключе. Эти женские качества могут включать андрогинную внешность, девичий голос и манеру говорить, женственные манеры, типично женские интересы, кроссдрессинг, неприятие грубого поведения, предпочтение компании девочек, высокий уровень чувствительности / эмоциональности, романтический интерес к мальчикам и так далее. Эти признаки могут присутствовать в разной степени у отдельных людей. В то же время многие мальчики, которых родители и/или сверстники считают чрезмерно женственными, могут обладать только некоторыми или только одним из этих признаков.

Не обязательно, что гиперженственные мальчики будут чувствовать себя травмированными из-за недостатка мужественности. Их могут защитить несколько факторов, например, поддержка со стороны понимающих родителей, родственников или сверстников (т.е. отсутствие фобий и/или космополитическая среда), сильная вера в себя или уверенность в себе, защитные философские системы убеждений и развитые социальные навыки.

Характер травмы также не обязательно должен быть эмаскулирующим. Например, гипер-женственный мальчик, который подкреплен некоторыми из вышеперечисленных изолирующих факторов, все равно может быть травмирован насилием, отвержением и/или издевательствами, которые он испытывает. В этом случае травма может привести к другим расстройствам, таким как ПТСР, тревога/депрессия и расстройства, связанные с низкой самооценкой, такие как истерическое, нарциссическое и пограничное расстройства личности.

Травма эмаскуляции обычно возникает, если мальчик отрицает свою женственность; он будет особенно восприимчив к такому отрицанию, если его родители страдают от отрицания, то есть видят его "в розовых очках". Без точного "зеркала" у ребенка может сформироваться искаженное представление о себе.

Некоторые типы личности также могут надеяться (реалистично или иначе), что они могут изменить себя (чтобы "обмануть всех"), и будут пытаться изменить себя, чтобы лучше вписаться в общество. Такие люди вполне могут переживать кризис середины жизни, как это бывает со многими нетранссексуальными людьми, которые в юности глубоко формируют себя в соответствии с общественными или другими ожиданиями в ущерб подлинному самовыражению.

В ряде соответствующих статей, написанных доктором Даниэлем Вегнером, рассматриваются последствия отрицания и подавления мыслей (но в общем смысле, не относящемся к транссексуализму), в частности, обратите внимание на его трактат "Скрытые издержки скрытой стигмы".

Неженственные мальчики и травма эмаскуляции
Мальчики, чьи характеристики и поведение находятся в пределах нормального диапазона мужественности, также могут испытывать сильные чувства эмаскуляции. Как это может произойти? Возможны следующие варианты:

Он окружен гомофобией и поклонением мачо, когда идеализированный образ мужественности вокруг него настолько силен, что он чувствует, что никогда не сможет ему соответствовать. Он может чувствовать себя неспособным безопасно и честно выразить себя в любом аспекте своей жизни.

Дразнилки и издевательства в школе или дома. Что касается школьных издевательств, то они будут усугубляться, если у него неразвиты социальные навыки.

Замедленное физическое развитие. Если мальчик остается маленьким и мягким и поздно проходит такие этапы развития, как рост волос на теле, ломается голос, его могут воспринимать как "женоподобного" и принять такой образ себя. Даже во взрослом возрасте такое самоощущение может сохраниться, даже если он вырастет рослым, сильным, русоволосым и с глубоким голосом.

Прямое сексуальное или гендерное унижение, например, сексуальное домогательство, переодевание матерью, которая хотела девочку, или использование кроссдрессинга в качестве наказания.

Любая комбинация вышеперечисленного.
Другие факторы
Чем чувствительнее мальчик, тем меньше негативных стимулов требуется для того, чтобы вызвать интенсивное чувство эмаскуляции. Кроме того, другие травмы могут сенсибилизировать ребенка, чувствительность которого в противном случае была бы в пределах нормы. Семейный конфликт, смерть в семье, разлука родителей, жестокое обращение и так далее могут привести к тревоге и реакции на стресс. В этих случаях выхолащивающие переживания, которые воспринимались бы как относительно легкие, могут быть восприняты как травматические.

Следует отметить, что с точки зрения логики не существует четкой границы между феминными и нефеминными мальчиками; не существует объективных мер в отношении мужественности и женственности.

Например, какой мальчик более женственный? Маленький, стройный, симпатичный, голосистый мальчик с женственными манерами, который занимается спортом, имеет волевой характер и предпочитает играть с другими мальчиками, или более крупный, физически мужественный мальчик, мягкий, книжный, эмоциональный, ориентированный на отношения и избегающий грубых и бурных типичных мальчишеских игр? Очевидно, что это риторический вопрос, на который нет однозначного ответа.

Работа с травмой эмаскуляции

Многие мальчики на определенном этапе своего становления чувствуют себя неполноценными мужчинами, испытывая смущение, когда они не соответствуют каким-то завышенным стандартам мужественности, с которыми они могут столкнуться. Все зависит от степени - насколько интенсивны эти чувства и как долго они сохраняются.

Как же мальчику справиться с чувством эмаскуляции до уровня травмы - будь то в результате травмирующего события или из-за регулярных переживаний в течение длительного периода времени? Важно отметить, что во многих случаях он будет чувствовать, что это не то, о чем он может говорить - с кем угодно и когда угодно, - поэтому он предоставлен сам себе. Это особенно характерно для тех, кто был ребенком до появления Интернета.

Не имея жизненного опыта, он может задаться вопросом, все ли чувствуют себя так же, как он, поэтому он может чрезмерно компенсировать себя, стараясь быть таким же грубым и жестким, как и его сверстники. Многие транссексуалы рассказывают, что в ранние годы они намеренно выбирали гипермужскую профессию, например, военную, чтобы нормализовать себя.

Считает ли мальчик возможным или целесообразным пытаться стать мужественным и "вписаться в общество", зависит не только от его фактического уровня мужественности или женственности, но и от того, насколько реалистично он себя воспринимает, насколько боится стигмы, а также от его стойкости и надежды. Родители играют важную роль в этом уравнении, поскольку если они не вовлечены в процесс, невротичны/психотичны или отрицают, они могут препятствовать способности ребенка реалистично воспринимать себя.

Одним из способов облегчения травмы является ее повторение, ее принятие, владение ею, контроль над ней - подобно мазохисту, который ищет насилия, или растленной девушке, которая становится распутной.

Мальчик, переживающий травму эмаскуляции, может отказаться от идеала мужественности, считая его утраченным. Некоторые из них могут вести себя в преувеличенно лагерной манере как форма бунтарства. По иронии судьбы, хотя такой подход может создать больше проблем в социальном плане в краткосрочной перспективе, отказ от любых попыток проявить мужественность ослабит внутреннее давление ребенка, снизив вероятность возникновения иронических эффектов, вызванных отрицанием и подавлением.

С другой стороны, мальчик может поверить, что он может "обмануть" других в личном взаимодействии. Это произойдет в том случае, если он действительно способен "выдать себя" за обычного мальчика, или если он отрицает свой уровень женственности. Если он отрицает, он может "пропустить мимо ушей" повторяющиеся "намеки" других на его истинную природу.

Однако в этом случае вполне вероятно, что он будет стремиться принять свою предполагаемую женственность (контролировать свою травму) наедине с собой. Такой подход может включать кроссдрессинг, мысли о физической феминизации или гомоэротические фантазии.

Подобные динамики являются наиболее вероятными корнями аутогинефилии или, как это было известно до того, как слово на букву "А" стало модным, трансвестического фетишизма.

Короче говоря, от того, публично или приватно мальчик переживает травму эмаскуляции, вполне может зависеть уровень его фетишизма.

Это объясняет, почему самые экстремальные гиперфемининные мальчики склонны к меньшей аутогинефилии, чем другие мальчики, пережившие травму эмаскуляции, потому что - если они реалисты - они понимают, что у них мало шансов выглядеть "нормальными" мужчинами на публичной арене.
 

Ira

Well-Known Member
18 Июл 2014
17,561
8,738
113

6. Травма и сексуальность

К настоящему времени должно быть ясно, что сильный акцент доктора Бланшарда на аутогинефилии как атрибуте поздних транссексуалов упускает из виду, что в основе большинства случаев транссексуализма лежит травма эмаскуляции, а аутогинефилия является лишь сексуальным откликом на эту травму.

Вполне логично, что люди должны испытывать экстремальные проблемы - внешние или внутренние - в отношении своего пола, чтобы решиться на изменение пола, с сопутствующей стигмой, личными потрясениями и инвазивной медицинской операцией. Поэтому можно предположить, что по крайней мере некоторые события (или самовосприятие), предшествовавшие переходу, были травмирующими для этих людей. Единственный вопрос, который можно обсуждать, - это характер этой травмы.

Однако в этом анализе еще предстоит ответить на вопрос, как повторяющаяся травма может стать сексуальным возбуждением. Экстремальные события, способные вызвать травму (и сопутствующий страх), и секс - это вещи, которые, возможно, вызывают в нас более сильные чувства, чем что-либо другое.

Каким-то образом они смешиваются. И травма, и секс заставляют наши сердца биться, кровь приливать. Каждая из них может стимулировать и возбуждать нас, пробуждать и пробуждаться, напоминать нам о том, что мы живы. Связь между травмой и сексуальностью является широко обсуждаемой темой в академических и психиатрических кругах. Поиск в Google учебных заведений по ключевым словам "травма" и "сексуальность" выдает более 15 000 страниц в результатах поиска.

Как говорилось ранее, вполне вероятно, что перевод травмы в сексуальный стимулятор является естественным десенсибилизатором, помогающим нам выжить. То есть, наши инстинкты выживания могут следовать этой форме логики:

Если произошло событие, которое вызывает сильную тревогу, то хорошо бы подготовиться (десенсибилизироваться) на случай, если оно повторится. Таким образом, удар будет менее сильным.

Таким образом, сексуальное и/или эмоциональное возбуждение и привязанность - это "приманка", которая заставляет нас вести себя так, как, на первый взгляд, отвратительно или, по крайней мере, нежелательно, расточительно или бессмысленно. Использование природой сексуального и эмоционального возбуждения для побуждения нас к неудобной или, казалось бы, бессмысленной деятельности, способствующей нашему выживанию, - едва ли новая концепция [sic].

Возбуждение обычно является общей нитью между этими двумя понятиями, другими словами, сильное заболевание требует сильного лекарства, потому что ставки высоки. Нарушение табу сопряжено с чувством опасности, что только усиливает возбуждение. Чем сильнее ощущается табу, тем сильнее оно возбуждает. "Посмотрите на меня!", - может сказать аутогинефил (внутренне). "Я действительно девчачий фрик, и какая-то часть меня наслаждается тем, что я такой (даже если другая часть меня может это ненавидеть). Так вот!"

Можно сказать, что на самом деле аутогинефил говорит: "У меня есть уязвимость, которая меня сильно беспокоит, поэтому я десенсибилизирую себя, чтобы защитить от возможной будущей боли".

Есть несколько известных, менее драматичных примеров такой динамики десенсибилизации - то, как гей-сообщество завладело словом "queer", и как американские негры теперь часто ласково называют друг друга "nigger". В результате эти слова утратили свою силу причинять боль. То, что раньше травмировало, становится менее болезненным благодаря повторению и воспроизведению - до тех пор, пока это остается под контролем пострадавших людей.

Проблемы с "самолечением"

Однако десенсибилизатор - изоляция - несет в себе свои собственные проблемы. Если модели поведения подкрепляются повторением достаточно часто, они могут стать привычными. В то время как геи и негры сейчас обычно публично признают свои травмы, с аутогинефильной ориентацией это происходит реже; самофеминизация часто является скрытой деятельностью. Поэтому чувства аутогинефила остаются невыраженными публично, долгое время гноятся внутри, не получая "солнечного света и кислорода открытости", и в конечном итоге становятся психически ядовитыми.

Поэтому аутогинефильные (и трансвестические) люди часто переживают сильные периоды вины и ненависти к себе. Однако они не могут вытеснить эти желания из своего сознания, потому что они смягчают их чувство гендерной неадекватности. Проницательные статьи доктора Вегнера о подавлении четко описывают эту динамику.

Повторяющийся эмоциональный и/или сексуальный опыт укрепляет наши отношения, поэтому со временем трансвеститы и аутогинефилы могут развить форму "отношений" с "другим", кроссгендерным "я" - будь то в реальности или в фантазиях.

Отрицание этого возбуждения в транс-сообществе широко распространено, и на то есть веские причины. Зачем кому-то признавать, что он испытывает или испытывал сексуальное и/или эмоциональное возбуждение от чего-то, кажущегося нелепым и детским, как кроссгендерное представление, в то время как почти все остальные, похоже, испытывают возбуждение исключительно от здоровой близости с другими?

Гораздо более респектабельно и зрело звучит фраза "Я выражаю свою женственность", даже если эта женственность не очевидна для других (хотя это может быть и не связано с подавлением). Как уже упоминалось ранее, такая женственность может быть реальной, а может и не быть, или существовать только в прошлом человека, но кто может сомневаться в том, что человек думает и чувствует наедине с собой без обширного (и дорогостоящего) индивидуального психоанализа?

Поэтому, не имея никаких объективных средств для выяснения истины, гендерные трансгрессисты могут легко впасть в отрицание, поскольку они так часто принимают на веру несимпатичное презрение, которое, по их мнению, выльется на них со стороны большинства людей, если они узнают правду.

Такая реакция вполне объяснима в фобической среде. Ненависть к себе так же распространена среди трансов и кроссдрессеров, как и отрицание; эти два явления идут рука об руку. Фетишисты всех мастей часто говорят, что чувствуют вину за эгоцентризм всего этого, считая, что регулярное потакание своим сексуальным фантазиям бессмысленно, эгоистично и непродуктивно. Такие люди часто разрываются между своей реальностью и тем, что, по их мнению, должно быть.

Однако если привычное поведение успешно действует как клапан давления, то можно утверждать, что такое поведение действительно имеет продуктивный аспект, позволяя таким людям лучше функционировать в обществе.

С другой стороны, привычка к самофеминизации может также привести к дальнейшей эмаскуляции. Примером может быть мальчик, которого считают немужественным из-за позднего развития и который переживает травму эмаскуляции. Даже если он вырастет внешне нормальным мужчиной, его скрытая деятельность по самофеминизации может помешать ему скорректировать свой образ себя. В этом смысле его чувство эмаскуляции становится самореализующимся пророчеством.

Сексуальные переживания не обязательно должны быть физически выражены

В данном контексте важно провести различие между термином "сексуальные переживания" и сексуальным возбуждением. Сексуальное возбуждение - это только один из видов сексуального опыта. Опять же, акцент нашего материалистического общества на физическом, а не на психологическом, создает путаницу в анализе.

"Сексуальный опыт" в данном контексте означает опыт, который служит для пробуждения, оживления или стимуляции, но, по крайней мере, содержит некоторые сексуальные нотки. Это может ощущаться ментально и эмоционально. Это не обязательно включает возбуждение, стимуляцию или оргазм половых органов, хотя часто это происходит.

Существует ряд причин, по которым человек может не переносить свое возбуждение в физическую сферу.

Сильное чувство табу в отношении мастурбации и самоориентированного сексуального поведения в целом, возможно, по религиозным или ценностным причинам, и, как правило, из-за воспитания.

Некоторые транссексуалы испытывают отвращение к своим гениталиям и предпочитают не прикасаться к ним. Во многих таких случаях гениталии обвиняются в "принуждении" человека, с которым он чувствует себя неспособным справиться.

Отсутствие возможности. Низкое либидо.

Личное против общественного
Аутогинефильный человек, который не ищет физической разрядки, будет испытывать подавленную сексуальность и/или эмоциональное напряжение. Все, что знает этот человек, это то, что кросс-гендерная деятельность дает ему комфорт и расслабление, точно так же, как и партнеру в устоявшемся браке. Возможно, вы не будете испытывать возбуждение каждый раз, когда находитесь со своим партнером, но если ваш партнер уезжает на длительное время, вы будете испытывать чувство потери.

Дело в том, что подростки и юноши, которые занимаются эмаскулирующим / феминизирующим поведением наедине с собой (кроссдрессинг, прятание пениса, использование протезов, фантазии о смене пола и т.д.), обязательно получат от этого определенный уровень удовлетворения - отдачу. Она может быть физической или эмоциональной. Часто это и то, и другое, по крайней мере, вначале, но со временем эмоциональный аспект часто выходит на первый план, как это происходит в большинстве отношений.

Очевидно, что если бы это не приносило какого-то удовлетворения, они бы этого не делали. Тем не менее, это не совсем однозначная ситуация, потому что иногда к травматическому подтексту могут примешиваться элементы подлинного женского самовыражения.

Акцент на слове "личное" очень важен. Если молодой человек (в зрелом возрасте динамика, как правило, несколько иная) готов участвовать в межгендерном поведении на публике, то он/она явно не испытывает сильного угнетения от чувства выхолащивания. Не имея критического уровня сокрушительного страха или травматического стресса в связи со своей гендерной идентичностью, можно ожидать, что он/она будет менее аутогинефильным, чем более стрессоустойчивый сверстник.

Это часто случается с транссексуалами, которые классически называются первичным типом, но также может происходить и с менее женственными мальчиками, которые чувствуют, что их стремление быть принятыми как "настоящий мужчина" является безнадежным из-за их социального окружения. Таким образом, и женственные, и мужественные мужчины могут решить, что они на самом деле девочки, запертые в мужском теле. Некоторые из более женственных типов могут обнаружить, что они получают меньше отторжения от других, когда они представлены в перекрестном виде, чем в мужской роли (т.е. "лучше быть желанной "девушкой", чем слабым парнем").

Это относительное отсутствие страха в отношении кросс-гендерной деятельности, по сути, является отсутствием страха перед авторитетом. Возможно, родители были относительно терпимы к гендерно-трансгрессивному поведению, или же они были настолько пренебрежительны или жестоки (возможно, в результате того, что их ребенок мужского пола был слишком женственным, чтобы им понравиться), что их мнение перестало иметь значение, и одобрения стало невозможно добиться. В этом контексте родительское расстройство может рассматриваться как бонус (как усугубление ситуации) или даже как смысл существования.

Родители также могут быть ласковыми и/или демократичными в своем подходе, и молодой человек знает, что любое неодобрение будет выражено безопасно, если вообще будет выражено, что позволяет ему просто быть самим собой.

В случае транссексуалов, которые демонстрируют сильную открытую женскую психологию и физиологию, этот страх или отсутствие страха перед (родительским) авторитетом вполне может обозначить разницу между так называемым транссексуалом "гомосексуального типа" и транссексуалом "аутогинефильного типа".

На самом деле, возможно, что близкие отношения с доминантными и/или сексуально консервативными родителями являются общей чертой среди людей с аутогинефильными желаниями, хотя эта идея основана только на анекдотических наблюдениях и не была проверена.

Как упоминалось ранее, между "гомосексуальными типами" и "аутогинефильными типами" неизбежно существует серая зона, в которую попадают аутогинефильные типы с феминными/андрогинными физическими и психическими чертами или, наоборот, андрофильные (гомосексуальные) типы с аутогинефильными тенденциями.