• Док в ближацшие дни возвращается и к онлайн работе, и к форуму как человек, а не как компьютерщик! Всем спасибо за терпение и ожидание!

Транссексуальность

Indigo

Well-Known Member
Надо же, об агф уже в России заговорили

Посмотрела видео это и другие у нее - ощущение мизери и депрессивности не покидает когда смотришь.
Надо много денег для транзишена, чтобы все нормально сделать и много хирургии - ставить импланты,лицо и голос,
не считая самой срс, минимум тысяч тридцать долларов. Тут столько стоит машина новая, ну вот что машину купить что девочкой стать.
Поэтому западные тс выглядят намного более пассабельно и привлекательно.
Проще всего поставить импланты и лицо - внешность сразу была-бы намного лучше. Причем есть сообщества барбификации, и получается у них вот так


Я рассказывала про нее когда-то, ни диагноза ни разрешений на транзишен у нее нет насколько я поняла, это все просто салоны пластики и красоты. По идентичности мальчик считал себя кажется бигендером или андрогином, не тс.
 

Kirill89_3

Покорный инквизитор
Посмотрела видео это и другие у нее - ощущение мизери и депрессивности не покидает когда смотришь.
Ну надо, ей бы на терапию походить, а она вместо этого в тс\тв мирке замкнулась. Это не очень хорошо. Наоборот, надо расширять сознание, а не замыкаться.
 

Indigo

Well-Known Member
Ну надо, ей бы на терапию походить, а она вместо этого в тс\тв мирке замкнулась. Это не очень хорошо. Наоборот, надо расширять сознание, а не замыкаться.
Кстати Кира говорила про андрокур - он депрессант сильный, его надо с антидепрессантами в комплекте принимать. Или другой антиандроген.
И там есть интервью с тс-проституткой - образования нет, зачем если вот это вот мужское все равно. Я не раз с этим сталкивалась у тс,
очень сильная дезадаптация из-за транссексуальности бывает.
 

Kirill89_3

Покорный инквизитор
Кстати Кира говорила про андрокур - он депрессант сильный, его надо с антидепрессантами в комплекте принимать. Или другой антиандроген.
И там есть интервью с тс-проституткой - образования нет, зачем если вот это вот мужское все равно. Я не раз с этим сталкивалась у тс,
очень сильная дезадаптация из-за транссексуальности бывает.
Ну да, там обычно хаос внутри, плюс к этому хаосу добавляются гормоны с социальными сложностями.
 

Kirill89_3

Покорный инквизитор
Посмотрела видео это и другие у нее - ощущение мизери и депрессивности не покидает когда смотришь.
Вообще, страданий много на Земле. Может, дед Мороз подарит ей подарок, и станет легче, может, еще что-то хорошее будет.
 

Кристина

Well-Known Member
И там есть интервью с тс-проституткой - образования нет, зачем если вот это вот мужское все равно.
В общем то я могу понять это. И согласна с подобными ощущениями. Сама наверное ощущала это. Но об этом лишний раз лучше не задумываться, ибо тогда депрессуха нападает, а с другой стороны как можно об этом не задумываться если уже задумалась. То есть можно назвать это белой обезьяной и прогонять пытаться, но вот причины бы понять. Док же предлагает переключаться и бегать и гонять обезьян, по моему ничего другого он не предлагал. И в общем у Данте в теме обезьян гоняют активно и с энтузиазмом:)
 

Indigo

Well-Known Member
Вообще, страданий много на Земле. Может, дед Мороз подарит ей подарок, и станет легче, может, еще что-то хорошее будет.
Лучший подарок от депрессии это девушка для нее, хотя она обьяснила почему с тсками связывается. И главная причина депрессии после собственно дисфории гендерной. То есть все равно все упирается в это - ну вот я и девушка, ну и что дальше?
 

Indigo

Well-Known Member
Ну ты же делаешь иногда пометки, notes. Вот и я делаю, что-то добавляю, что-то уточняю. Можешь ты еще уточнение сделать от Наташи по поводу гардеробоа тс для полноты картины.
Она считает что они любят как проститутки одеваться.

 

Indigo

Well-Known Member
Это морально-нравственная оценка проституток?
Нет, морально-нравственная оценка тс. Что мол озабоченные. Как на той картике "сын, мы не против чтобы ты одевался
как женщина но зачем тебе одеваться как проститутка".
Понятно что многие тски скажут что я не такая а это все тв озабоченные.
 

Indigo

Well-Known Member
Так печально такое читать


Это произошло!!! Случилось!!! Свершилось!!! Да - я ЭТО сделала!!!
На днях я смогла преодолеть страхи и решилась ненадолго прогуляться в образе в подъезд!!!
Это было нечто!!! Я ещё никогда не испытывала столько адреналина и столько же ужаса и одновременно восторга!!! Это было нечто!!!
Прислушавшись, я даже спустилась с лестничной площадки вниз к мусоропроводу и застыла, готовая при любом подозрительном скрипе броситься бежать.
 
Последнее редактирование:

Kirill89_3

Покорный инквизитор
Нет, морально-нравственная оценка тс. Что мол озабоченные. Как на той картике "сын, мы не против чтобы ты одевался
как женщина но зачем тебе одеваться как проститутка".
Понятно что многие тски скажут что я не такая а это все тв озабоченные.
А есть вообще толк от того, что Наташа говорит? Или нет никакого толку? В одно ухо влетает, другое вылетает, и никак твой разум в розовом тумане не может освоить очевидную истину?
 

Indigo

Well-Known Member
А есть вообще толк от того, что Наташа говорит? Или нет никакого толку? В одно ухо влетает, другое вылетает, и никак твой разум в розовом тумане не может освоить очевидную истину?
А разве это истина? Я ведь очень приличная :) Ну да, влетает в мой розовый туман и вылетает.
 

Kirill89_3

Покорный инквизитор
А разве это истина? Я ведь очень приличная :) Ну да, влетает в мой розовый туман и вылетает.
В вашем семействе вопрос истины курирует Наташа....

Как я понял, у вас в семействе система держится на том, что ты такая вся легкомысленная, с разумом затуманенным, а Наташа тебя учит истине, уму-разуму. И если менять роли, корректировать, то все может развалиться. Так, или мне это показалось?
 

Indigo

Well-Known Member
В вашем семействе вопрос истины курирует Наташа....

Как я понял, у вас в семействе система держится на том, что ты такая вся легкомысленная, с разумом затуманенным, а Наташа тебя учит истине, уму-разуму. И если менять роли, корректировать, то все может развалиться. Так, или мне это показалось?
Да, так и есть. Ну перефразируя фразу Вила учить только портить.
 

Indigo

Well-Known Member
В вашем семействе вопрос истины курирует Наташа....

Как я понял, у вас в семействе система держится на том, что ты такая вся легкомысленная, с разумом затуманенным, а Наташа тебя учит истине, уму-разуму. И если менять роли, корректировать, то все может развалиться. Так, или мне это показалось?
Иногда мне кажется что Наташа играет скромную роль Бога. Но это не признает разумеется. Иногда святее Его.
 

Indigo

Well-Known Member
Там ее орденом сразу наградили


До слез, девочки
Kira, вернр подметила про медали. У меня уже давно такое ощущение, что существует некая негласная система ачивок.
1.Покупка трусов через и-нет
2. Покупка трусов в магазине
3. Покупка трусов в магазине с примеркой.
Ну и т.д.

Подпись тоже хорошая

Живу, опираясь на реформы Петра Великого, который сказал: "Мужчинам бороды брить, платье немецкое надевать, а по праздничным дням в оном платье в ассамблеях мазурку танцевать, парика не забывши..."
 

Кристина

Well-Known Member
В вашем семействе вопрос истины курирует Наташа....

Как я понял, у вас в семействе система держится на том, что ты такая вся легкомысленная, с разумом затуманенным, а Наташа тебя учит истине, уму-разуму. И если менять роли, корректировать, то все может развалиться. Так, или мне это показалось?
Я наверное могу такое сказать о своих родителях. Отец был более гуляка, а мать скромняга. Я даж помню к нам то ли цирк то ли зоопарк приезжал. Я значит, папа и мама туда попёрлися. Я была ближе к маме, а папа тогда чото отжигал, ну типа клоуном был. Подкалывал маму кажется, а мама такая вся приличная. Я вот почему то запомнила это. Точнее уже не помню что там было и происходило, но какие-то странные чувства у меня были от той ситуации, типа вроде неловкости какой-то.
 

Indigo

Well-Known Member

Приняла душ, проэпилировала все тело, села перед зеркалом и не спеша начала наводить красоту. Потом медленно и со вкусом оделась. После трех часов стараний из зеркала на меня глянула молодая тридцатилетняя девушка с длинными черными волосами, в красивом коротком бирюзовом платье и светло-кремовых туфлях на высокой, но удобной шпильке, а весь свой путь я уже продумала в мельчайших деталях. Часы уже показывали начало первого, пора было выходить.. Начало мая выдалось на удивление теплым, поэтому можно было не думать о верхней одежде. Итак, пошла!

Там выбросила пакет с мусором в помойку, покурила и тем же путём вернулась домой, где ещё час приходила в себя от пережитого. Это был самый первый и самый лучший выход в моей жизни!

Правильно! Настоящие российские барышни (и т*барышни в т.ч) даже мусор выносят при полном параде, с мэйком и на шпильках! :) Это вам не чахлая футболочно-кроссовочная Европа! :)

Даже не знаю поплакать или поржать.
 

Кристина

Well-Known Member
Я наверное могу такое сказать о своих родителях. Отец был более гуляка, а мать скромняга. Я даж помню к нам то ли цирк то ли зоопарк приезжал. Я значит, папа и мама туда попёрлися. Я была ближе к маме, а папа тогда чото отжигал, ну типа клоуном был. Подкалывал маму кажется, а мама такая вся приличная. Я вот почему то запомнила это. Точнее уже не помню что там было и происходило, но какие-то странные чувства у меня были от той ситуации, типа вроде неловкости какой-то.
Вообще многое бы отдала чтобы вспомнить тот день. Обычно ж я с друзьями гоняла и ходила, лет мне тогда было мало, то есть примерно 5-6-7. И я каждый божий день помню ходила в зоопарк, смотрела на красную жопу макаки, и ждала когда павлин свой хвост распустит:)
Хотя именно в тот день с родителями я была в школьной советской форме, ну я в этом пиджачке тусила постоянно, мне то ли одеть нечего было и в общем практично. Значит наверное первый второй класс. А так как у меня было свободное передвижение по городу, то с родителями оказаться в цирке приезжем Шапито, было несколько странно для меня, поэтому и запомнилось наверное:)
 

Indigo

Well-Known Member
Видно что агф-тв функциональнее, с более простроенными границами, держат свое "увлечение" под контролем иногда выпуская погулять (в буквальном смысле) (как и прочие филики типа бдсм-клубов) юморят и ощущение живости есть. Тс форумы все о "чувствовании себя" и "мы не эти извращенцы", и "я не мужик какой-то в женском белье без пусси сексом заниматься" если вообще о сексе речь в принципе идет. А еще "вы не подумайте я не гей я девушка". (про это момент даже в сериале Бабочка про Максин есть) В тс среде разлита депра по ощущениям.
 

Кристина

Well-Known Member
Видно что агф-тв функциональнее, с более простроенными границами, держат свое "увлечение" под контролем иногда выпуская погулять (в буквальном смысле) (как и прочие филики типа бдсм-клубов) юморят и ощущение живости есть. Тс форумы все о "чувствовании себя" и "мы не эти извращенцы", и "я не мужик какой-то в женском белье без пусси сексом заниматься" если вообще о сексе речь в принципе идет. А еще "вы не подумайте я не гей я девушка". (про это момент даже в сериале Бабочка про Максин есть) В тс среде разлита депра по ощущениям.
Ну вообще именно тсов я не оч понимаю. Раньше я удивлялась скорее. Ну типа по себе судила, знала что я аутогинефилка и полагала что и все такие и тс такие. Просто думала, что они более скромные и не говорят о своих эротических фантазиях и о сексуальном драйве. Ну и я например подпишусь под тем что вы не подумайте, я не гей:) просто это от того что часто таки думают что гей:) ну а душа то правды хочет.
 

Kirill89_3

Покорный инквизитор
Видно что агф-тв функциональнее, с более простроенными границами, держат свое "увлечение" под контролем иногда выпуская погулять (в буквальном смысле) (как и прочие филики типа бдсм-клубов) юморят и ощущение живости есть. Тс форумы все о "чувствовании себя" и "мы не эти извращенцы", и "я не мужик какой-то в женском белье без пусси сексом заниматься" если вообще о сексе речь в принципе идет. А еще "вы не подумайте я не гей я девушка". (про это момент даже в сериале Бабочка про Максин есть) В тс среде разлита депра по ощущениям.
Да, интересное наблюдение :)
 

Indigo

Well-Known Member
Ну и я например подпишусь под тем что вы не подумайте, я не гей:) просто это от того что часто таки думают что гей:) ну а душа то правды хочет.
Я уже с этим смирилась, так что мне все равно - как Кирилл сказал

 

Kirill89_3

Покорный инквизитор
Видно что агф-тв функциональнее, с более простроенными границами, держат свое "увлечение" под контролем иногда выпуская погулять (в буквальном смысле) (как и прочие филики типа бдсм-клубов) юморят и ощущение живости есть. Тс форумы все о "чувствовании себя" и "мы не эти извращенцы", и "я не мужик какой-то в женском белье без пусси сексом заниматься" если вообще о сексе речь в принципе идет. А еще "вы не подумайте я не гей я девушка". (про это момент даже в сериале Бабочка про Максин есть) В тс среде разлита депра по ощущениям.
Подумал, что, может, это связано с духовными качествами. Тс больше о душах думают, а тв более материальны, на платьях фиксируются, то есть на материи, а проблему духа, его страданий и отчуждения упускают.
 

Indigo

Well-Known Member
Это очень большая статья


Жизнь мальчика
С тех пор как он мог говорить, Брэндон, теперь ему 8, настаивал на том, что ему суждено было стать девочкой. Этим летом его родители решили позволить ему вырасти единым целым. Его дело, а также растущее число других подобных ему людей, освещает жаркие научные дискуссии о природе пола и поднимает тревожные вопросы о том, не зашли ли границы детского снисхождения слишком далеко.

Местная газета записала, что Брэндон Симс был младенцем первого тысячелетия, родившимся в своем крошечном южном городе в 12:50 утра. Он весил восемь фунтов, две унции, и, как писала ему его мать, Тина, позже в своей детской книжке, "у него было милое маленькое личико, которое сразу же сказало мне, что ты невиновен". Тина спасла белую трикотажную шляпу с синей порошковой ленточкой, которую больницы обычно дарят новым малышам. Но после этого, вехи приняли необычный оборот. В детстве Брэндон прочесывал дом в поисках чего-нибудь, что можно было бы занавесить на голову - полотенце, салфетку, лунную и звездную бандану, которую он выхватывал из маминого ящика. "Я думаю, он хотел что-то, похожее на волосы", - догадалась позже его мать. Он произнес свое первое полное предложение в местном итальянском ресторане: "Мне нравятся твои высокие каблуки", - сказал он женщине в модном красном платье. Дома он рвал одежду, как только Тина надевала ее на него, а вместо этого примерял что-нибудь из ее шкафа - фиолетовое нижнее белье, туфли. "Он испортил все мои каблуки в песочнице", - вспоминает она.

В магазине игрушек Брэндон направлялся прямо к проходам с Барби или розовыми и фиолетовыми кукольными домиками. Тина не покупала их, вместо этого направляла его к нейтральным игрушкам: пазлам, строительным блокам или крутым неоновым маркерам. Однажды на выходных, когда Брэндону было 2 с половиной года, она взяла его навестить своего 10-летнего кузена. Когда Брэндон взял с собой одну из многочисленных кукол из своей огромной коллекции - блондинку Барби в розовом блестящем платье - Тина разрешила ему привезти его домой. Он носил его с собой повсюду, "даже спал с ним, как плюшевый мишка".
или на третье Рождество, Тина купила Брэндону первоклассный армейский комплект с кевларовой шляпой, рациями и ручной гранатой. И Тина, и отец Брэндона служили в армии, и она подумала, что их сын мог бы идентифицировать себя с игрушками. На фотографии того дня он был одет в полотенце на голове, бандану на талии и мрачное выражение лица. Армейский набор сидит у его ног нераспечатанным. Тина вспоминает его радость, напротив, в тот же день. Однажды днем, когда Тина разговаривала по телефону, Брэндон вылез из ванны. Когда она его нашла, он танцевал перед зеркалом, зажав пенис между ног. "Послушай, мам, я девочка", - сказал он ей. "Счастлива, как может быть", - вспоминает она.

"Брэндон, Бог сделал тебя мальчиком по особой причине, - сказала Клэри перед тем, как однажды вечером, когда ему было 5 лет, они помолились, - первая часть речи, которую она подготовила. Но он отрезал ее: "Бог совершил ошибку", - сказал он.

Тине нелегко было объяснить, откуда взялось поведение Брэндона. Гендерные роли не очень изменчивы в их городе, где флаги Конфедерации выстроились на главной улице. Мальчики ездят на велосипедах по лесу, начиная с 5 лет; на местных окружных ярмарках представлены мускулы для мальчиков и конкурсы красоты для девочек всех возрастов. В армии Тина управляла тяжелой техникой, но она не сорванец. Когда она была моложе, она носила длинные струящиеся платья, чтобы соответствовать своим длинным волнистым светлым волосам; теперь она носит их в милом бобе в стиле Рене Зеллвегера. Ее муж Билл (отчим Брэндона) укладывает деревянные полы и строит дома, чтобы зарабатывать на жизнь. На недавней встрече с директором школы Брэндона о том, как обращаться с мальчиком, Билл метко подвел итог городской философии: "То, как меня воспитывали, мальчик - это мальчик, а девочка - это девочка".

Школа всегда усложняла жизнь Брэндона. Когда учителя делили класс на команды мальчиков и девочек, Брэндон стоял рядом с девочками. Во всех его детских садах и первоклассных автопортретах - "У меня есть домашний питомец", "Я люблю свою кошку", "Я люблю играть на улице" - "Я" была девочкой, часто с большими рыжими губами, высокими каблуками и платьем принцессы. Так же часто он рисовал себя русалкой с блестящим фиолетовым хвостом или хвостом, вырезанным из черного бархата. Поздно во втором классе его старший сводный брат Трэвис рассказал друзьям из четвертого класса о "секрете" Брэндона - о том, что он нарядился дома и хотел стать девочкой. После школы мальчики загнали его в угол и издевались над ним. Брэндон пошёл домой плакать и умолял Тину дать ему пропустить последнюю неделю.

Около полутора лет назад мама Тины показала ей специальную запись Барбары Уолтерс 20/20, которую она записала. На шоу был показан 6-летний мальчик по имени "Джаз", который с самого детства любил одеваться как девочка. Все о Джазе было знакомо Тине: одержимость женской одеждой, Барби, желание убрать пенис, даже зацикленность на русалках. В возрасте 3-х лет Джазу поставили диагноз "расстройство половой идентификации" и считали его "трансгендером", - объяснил Уолтерс. В шоу упоминался "гормональный дисбаланс", но его родители пришли к выводу, что в основном с ним все в порядке. Он "не просил родиться таким образом", объяснила его мать. В детском саду родители отпускали его в школу с волосами до плеч и розовой юбкой.

Тина никогда не слышала слова трансгендер; она считала, что ни один другой маленький мальчик на Земле не похож на Брэндона. Шоу подтолкнуло ее к покупке компьютера и гуглу "дети-транссексуалы". В конце концов, она попала в субкультуру родителей, которые живут по всей стране; они пишут на списках с грамматикой от шестого класса до профессорско-преподавательского, но у всех есть семейные истории, очень похожие на ее. В мае они с Биллом наконец-то познакомились с некоторыми из них на конференции Trans-Health в Филадельфии, крупнейшей из двух ежегодных встреч в США, которые посещают многие родители. Четыре года назад на конференцию приехала лишь горстка детей. В этом году на конференцию пришло около 50 человек, а также их братья и сестры - достаточно, чтобы потребоваться персонал, преданный детским развлечениям на полный рабочий день, включая "Человека с воздушными шарами" Джека, "Песочное искусство" Сью, вечеринку у бассейна и пиццерию, а также поиски сокровищ.

С 60-х годов прошлого века в западных странах в три раза увеличилось число диагнозов расстройств гендерной идентичности среди взрослых; для мужчин эти оценки в настоящее время варьируются от одного на 7400 до одного на 42000 (для женщин частота диагнозов ниже). С 1952 года, когда операция по смене пола, проведенная ветераном армии Джорджем Йоргенсеном, попала на первую полосу газеты "Нью-Йорк Дейли Ньюз", национальное сопротивление тоже немного смягчилось. Бывший водитель NASCAR Дж.Т. Хейз недавно говорил с Newsweek об операции по смене пола. Женским колледжам пришлось приспосабливаться к присутствию "транс-мужчин", а избранный президент Медицинской ассоциации геев и лесбиянок является транс-женщиной и успешным кардиологом. Но ничто не может сделать больше для нормализации лица трансгендерной Америки, чем вид 7-летнего (мальчика или девочки?) с розовыми щеками и красным щенком на воздушном шаре в руке, который говорил Брэндону, как это сделал один из участников конференции:

"Ты трансгендер?"

"Что это?" Брэндон спросил.

"Мальчик, который хочет быть девочкой."

"Да. Могу я посмотреть на твой шарик?"

По всему миру клиники, специализирующиеся на расстройствах гендерной идентичности у детей, сообщают о взрыве в справочных службах за последние несколько лет. Доктор Кеннет Цукер, который руководит самой комплексной клиникой гендерной идентичности для молодежи в Торонто, за последние четыре года его лист ожидания увеличился в четыре раза - примерно до 80 детей, что он связывает с освещением в средствах массовой информации и распространением новых сайтов в Интернете. Доктор Пегги Коэн-Кеттенис, которая руководит главной клиникой в Нидерландах, наблюдает резкое снижение среднего возраста своих пациентов с 2002 года. "Раньше мы получали звонки в основном от родителей, которые были обеспокоены тем, что их дети являются геями", - говорит Кэтрин Туерк, которая с 1998 года управляет сетью поддержки родителей детей с отклонениями в половой принадлежности, из Детского национального медицинского центра в Вашингтоне, округ Колумбия. "Сейчас около 90 процентов наших звонков поступают от родителей, которые обеспокоены тем, что их ребенок может быть транссексуалом".

На секционных заседаниях конференции трансгендерные мужчины и женщины в возрасте 50-60 лет описывали жизни, связанные с душевной болью и отторжением: годы, когда прятали макияж под матрасом, отстраненные родители, попытки самоубийства. Те, кому за 20 и 30, передали самоотверженную воинственность: они носили кольца в нос и ирокезов, ели строго вегетарианскую еду и вели жаркие дебаты об определениях педика и "он-она" и "тащит королеву". Но дети отнеслись к конференции как к семейной поездке в Диснейленд. Они бегали с родителями, гоняясь за ними, суетясь из-за закрученных ремней для купальников или вытирая крошки с их губ. Они выглядели непринужденно андрогинными, и многие годы находились вдали от секса, политики или любых форм бунта. Для Тины их вид подсказывал будущее, которое она никогда не рассматривала для Брэндона: нормальная жизнь в детстве. "Она может стать мамочкой, если захочет, как и я", одна обожающая мать наклонилась и прошептала о своем 5-летнем (натальном) сыне.

Движению за права геев понадобилось 30 лет, чтобы перейти от беспорядков в Стоунволле к гей-браку; теперь его трансгендерное крыло, долгое время считавшееся самым подрывным, тоже стремится к пригородной нормальности. Эти перемены подпитываются в основном общиной родителей, которые, как и многие родители этого поколения, открыты для того, чтобы даже дети дошкольного возраста могли сами определять свои потребности. Столкнувшись со скептически настроенными соседями и чиновниками школы, родители на конференции обсудили, как использовать такой квазитерапевтический язык, который в наши дни внушает почтение: сказать школе, что у ребенка "заболевание" или "гормональный дисбаланс", которые могут быть вылечены позже, предложила докладчик конференции Ким Пирсон; использование таких терминов, как нарушение половой идентификации или врожденный дефект зайдет слишком далеко, посоветовала она. Смысл состоял в том, чтобы вывести ситуацию из области глубокой патологии или психического заболевания, отделив ее от добровольного поведения, и поместить ее в идиому садово-паркового "вызова". Как сказал мне один отец: "Между всеми детьми с языковыми проблемами и нарушениями обучаемости и аллергией на арахис, школа не знает, о ком беспокоиться в первую очередь".

Недавние медицинские инновации обещают, что это может быть первое поколение транссексуалов, которые могут жить незаметно. Около трех лет назад врачи в США начали лечить детей транссексуалов блокировщиками полового созревания - лекарствами, изначально предназначенными для того, чтобы остановить преждевременное половое созревание. Блокировщики ставят подростков в состояние остановки развития. Они не позволяют мальчикам отрастить волосы на лице и теле, а также яблоко Адама, или развить глубокий голос, или любые другие физические характеристики, которые трансгендерный мужчина и женщина позже потратили бы десятки тысяч долларов, чтобы повернуть вспять. Они позволяют девушкам вырасти выше и предотвращают появление груди или менструации.

На конференции горячей темой были блокировщики. Одна мать, которая узнала о них слишком поздно, заплакала: "Вина, которую я чувствую, переполняет". Подростки подбирали друг другу размеры, чтобы выявить признаки волшебного наркотика, как другие подростки могут искать бедра, дорогие джинсы: 16-летняя (натальная) девочка, без рубашки, без признаков груди; 17-летний (натальный) мальчик с таким же гладким лицом, как у Брэндона. "Есть ли там кто-нибудь, - спросил доктор Ник Гортон, врач и трансвестит из Калифорнии, обращаясь к комнате, полной пожилых транссексуалов, - "кто бы не сделал этот выстрел, если бы ему предложили?". Никто не поднял руку.

После дня сеансов мозг Тины быстро двигался. "Эти дети выглядят счастливее", - сказала она мне. "Мы ничего не можем исправить. В его мозгу, в его сознании, Брэндон - девочка." С Биллом она начала тестировать новый язык. "Что они говорят? Ничего страшного. Это просто медицинское заболевание, как диабет или что-то вроде того. Просто вариация человеческого поведения". У нее появилась маловероятная подруга, мать-лесбиянка из Сиэтла по имени Джилл, которая взяла Тину под свое крыло. У Джилл была 5-летняя девочка, жившая в детстве, и будущее уже было начерчено. "Он, по сути, будет жить жизнью", - объяснила Джилл о своей (натальной) дочери. "Я уже законно поменяла его имя и обзвонила всех родителей в школе". Потом, когда он будет в восьмом классе, мы отвезем его к [эндокринологу] и возьмем блокаторы, и никто никогда не узнает". Он просто проплывёт".

"Я живу в маленьком городке", - умоляла Тина Джилл. "Это все просто по-настоящему ново. До недавнего времени я даже не слышал слово "трансгендер", а психиатры постоянно говорили мне, что это можно исправить".

За несколько месяцев знакомства с детьми-транссексуалами я разговаривала с родителями из разных слоев общества, которые принимали совершенно разные решения о том, как обращаться со своими детьми. Многие приняли линию "новой нормальности", а некоторые нет. Но у них у всех было одно общее: в такой загруженной ситуации, когда на карту поставлено будущее их детей, сомнение в их выборе не послужило им хорошим подспорьем. В случае с Брэндоном, например, сомнение заставило бы Тину подумать, что если бы она начала позволять ему одеваться как девочке, то она бросила бы вызов условностям своего маленького городка, а большинство психиатрических экспертов, которые настоятельно советуют против такой практики. Это заставило бы ее задуматься о том, что она должна будет начать принимать серьезные медицинские решения за Брэндона всего через пару лет, и что даже с блокировщиками он столкнется с гормональными инъекциями на всю жизнь и, возможно, с крупной операцией. На конференции Тина боролась с этими сомнениями. Но ее новые друзья уже прошли мимо них.

"Да, это поддается исправлению", записала еще одну маму, которая была на спецвыставке 20/20. "Мы называем это расстройством, которое мы вылечили юбкой".

В 1967 году доктор Джон Денеж начал эксперимент, который, по его мнению, мог бы подтвердить некоторые более радикальные идеи, возникающие в феминистской мысли. На протяжении 60-х годов такие писатели, как Бетти Фридан, оспаривали идею о том, что женщины должны быть ограничены предписанной им ролью жены, домохозяйки и матери. Но другие феминистки пошли еще дальше, утверждая, что все понятие гендера является социальной конструкцией, которой легко манипулировать. В статье 1955 года "Деньги" были написаны: "Сексуальное поведение и ориентация как мужчины или женщины не имеют врожденной, инстинктивной основы". Мы узнаем, являемся ли мы мужчиной или женщиной "в ходе различного опыта взросления". К 60-м годам он был известен тем, что основал первую американскую клинику, проводящую операции по добровольной смене пола, в больнице Джона Хопкинса в Балтиморе. Однажды он получил письмо от родителей маленьких мальчиков-близнецов, один из которых перенес неудачное обрезание, которое сожгло большую часть его пениса.

Деньги увидели в этом деле идеальную проверку его теории. Он призвал родителей полностью кастрировать мальчика, Дэвида Реймера, а затем воспитывать его как девочку. Когда ребенок достиг половой зрелости, Деньги сказали им, что врачи могут построить ему влагалище и дать феминизирующие гормоны. Прежде всего, он сказал им, что они не должны колебаться в своем решении и не должны рассказывать мальчику о несчастном случае.

В газете за газетой Деньги сообщали о баснословных успехах Реймера, писали, что "она" проявляла заядлый интерес к куклам и кукольным домикам, что предпочитала платья, ленты для волос и оборковые блузки. Описание ребенка в книге "Сексуальные подписи" побудило одного из рецензентов охарактеризовать ее как "плывущую довольную сквозь детство как настоящую девочку". Журнал "Тайм" пришел к выводу, что дело Реймера ставит под сомнение веру в то, что половые различия "непреложно задаются генами при зачатии".

Реальность была совершенно иной, как блестяще задокументировал репортер Rolling Stone Джон Колапинто в 2000 году в бестселлере "As Nature Made Him" ("Природа сделала его"). Реймер никогда не приспосабливался к тому, чтобы быть девушкой. Он хотел только строить форты и играть с самосвалами своего брата, и настаивал, чтобы он писать стоя. Он был социальной катастрофой в школе, избивал других детей и плохо себя вёл в классе. В 14 лет Реймер стал настолько отчужденным и подавленным, что родители, наконец, рассказали ему правду о его рождении, и в этот момент он почувствовал в основном облегчение, сообщил он. В конце концов, ему сделали фаллопластику, и он женился на женщине. Затем четыре года назад, в возрасте 38 лет, Реймер застрелился на парковке бакалейного магазина.

В большинстве крупных институтов, занимающихся проблемами гендерной идентичности у детей во всем мире, центральной фигурой является психолог. В США человеком, намеревающимся основать "первый крупный академический исследовательский центр", как он его называет, является доктор Норман Спак, эндокринолог, который преподает в Гарвардской медицинской школе и занимается гормональной фиксацией. Спак работает в тесном офисе Детской больницы в Бостоне, где стены покрыты дипломами и благодарственными письмами, нарисованными мелками или яркими маркерами ("Спасибо, доктор Спак!!!"). Спак лысый, с подстриженной бородой, и часто носит галстук Гарварда под лабораторным халатом. Он не конфронтационен по своей природе, но может держать себя в руках со своими критиками: "Тем, кто говорит, что я прерываю дело Божье, я указываю на Левит, который говорит: "Не стой без дела у крови ближнего твоего" - это предписание, как он видит, чтобы предотвратить ненужные страдания.

Спак обращался с молодыми взрослыми транссексуалами с 1980-х годов, и до недавнего времени он никогда не мог забыть об одной проблеме: "Они никогда не перестанут привлекать к себе внимание". На протяжении многих лет он видел пациентов, отвергнутых семьями, друзьями и работодателями после операции по смене пола. Четыре года назад он слышал об инновационном применении гормональных блокаторов для молодых трансгендеров в Нидерландах; для него наркотики казались недостающим кусочком головоломки.

Проблема с блокираторами заключается в том, что родители должны начинать принимать медицинские решения за своих детей, когда они еще совсем маленькие. С самых ранних признаков полового созревания у врачей есть около 18 месяцев, чтобы начать использовать блокираторы для достижения идеальных результатов. Для девочек - это обычно возраст от 10 до 12 лет, для мальчиков - от 12 до 14 лет. Если пациенты пройдут курс лечения с помощью перекрестных гормонов и операции по смене пола, они будут бесплодны навсегда, что-то, что Спак всегда обсуждает с ними. "Когда ты разговариваешь с 12-летним подростком, это тяжелый разговор", - сказал он в недавнем интервью. "Неужели ребенок в таком возрасте действительно думает о фертильности? Но если ты не начнешь лечение, у них всегда будут проблемы с подгонкой".

Когда Бет было 11 лет, она сказала своей матери, Сюзанне, что "скорее умрет", чем пойдет в школу в детстве. (Имена всех детей и родителей, которые использовались в качестве примеров в этой истории, - псевдонимы). Долгое время она отказывалась принимать душ, кроме как в купальном костюме, и каждый четверг пропускала занятия по здоровью, когда демонстрировались стандартные видеоматериалы о половом созревании. В марте 2006 года, когда Бет, ныне Мэтт, было 12 лет, они пошли смотреть "Спак". Он сказал Мэтту, что если он пойдет по этой дороге, то биологически у него никогда не будет детей.

"Я усыновлю!" Мэтт сказал.

"Для него важнее всего то, чтобы ему было комфортно то, кто он есть", - говорит Сюзанна. Они уехали с рецептом - "Богиня", она называет это.

Сейчас, в 15 лет и на тестостероне, Мэтт высокий, с широкой грудью и волосатыми ногами. Сюзанна считает, что он первый транссексуал в Америке, который остался без рубашки без операции на груди. Его мать описывает его как "счастливого" и "абсолютно домашнего в его мужском теле". У Мэтта есть девушка, он познакомился с ней в парке развлечений, где работает Сюзанна. Сюзанна уверена, что он что-то сказал девушке о своей ситуации, но знает, что он не разговаривал с ее родителями.

Сюзанна представляет себе несколько ограничений в будущем Мэтта. Лишь меньшинство транс-мужчин получает то, что они называют "донной" операцией, потому что фаллопластика все еще более косметическая, чем функциональная, а процедура рискованная. Но в остальном? Замужем? "О, да". И его карьерные перспективы будут хорошими, потому что он получает очень хорошие оценки. Мы представляем себе что-то вроде семейной жизни, может быть, в пригороде, с хорошей работой". У них "нет опасений" по поводу будущего, и "нет сомнений" по поводу выбранного пути.

Блокаторы полностью обратимы; если ребенок передумает стать другим полом, врач может прекратить прием лекарств, и начнется нормальное половое созревание. С начала лечения, в 2000 году, голландская клиника дала их примерно 70 детям; в США и Канаде их получили еще десятки. По словам психолога, возглавляющего голландскую клинику, доктора Пегги Коэн-Кеттенис, до сих пор не зарегистрировано ни одного случая, чтобы ребенок прекратил блокировку и сменил курс лечения.

Это предполагает одну из двух вещей: либо скрининг отличный, либо, как только ребенок начинает, он твердо стоит на пути к медицинскому вмешательству. "Подростки могут рассматривать этот шаг как гарантию смены пола, - пишет Коэн-Кеттени, - и это может сделать их, таким образом, менее склонными к самоанализу, а не более склонными к нему". В Нидерландах клиницисты пытаются предотвратить это с помощью обширного диагностического протокола, включающего в себя тестирование и многочисленные сеансы "для подтверждения того, что желание пройти лечение очень настойчиво", прежде чем приступать к блокировке.

Клиника Спака не так всеобъемлюща. Психолог на полставки, доктор Лора Эдвардс-Липер, проводит четырехчасовой семейный скрининг по предварительной записи. (Когда я навещала ее летом, она делала это только один или два раза в месяц.) Но часто ей приходится выезжать в экстренные случаи непосредственно к Спаку, что иногда означает пропустить скрининг вообще. "Мы получаем эти звонки от родителей, которые просто бешеные", - говорит она. Им нужно срочно попасть внутрь, потому что их ребенок вот-вот достигнет половой зрелости и у него серьезные проблемы с психикой, и мы действительно хотим это уладить". Как будто они всю жизнь ждали этого, и они просто в отчаянии, и когда они, наконец, попадают к нам... это как перерождение".

Концепция собственной психологии Спака несложна: "Если девушка начинает испытывать на себе зарождение груди и чувствует, что режет себя, то, скорее всего, она трансгендерная". Если она чувствует немедленное облегчение от наркотиков [блокирующих половое созревание], это подтверждает диагноз", - сказал он в "Бостонском глобусе". Он думает о блокирующих препаратах не как о дополнении к многолетней терапии, а как о "профилактическом", потому что они предупреждают травму, которая исходит от социального отторжения. Клинически мужчины, которые становятся женщинами, обычно описываются как "мужчина с женщиной", но Спак, используя язык родителей-активисток, называет их "утвержденными женщинами" - "потому что как вы можете быть мужчиной с женщиной, если на самом деле вы всегда были женщиной в вашем мозгу?"
 
Последнее редактирование:

Indigo

Well-Known Member
Для трансгендерного сообщества, рождённого не в том теле, является броской фразой, которая лучше всего передаёт этот момент. Она подразумевает, что анатомия обманывает там, где мозг говорит правду; что половая судьба предопределена до того, как ребенок сделает первый вдох. Но эмпирические доказательства не подходят под этот аргумент так аккуратно. Милтон Даймонд говорит, что его исследование идентичных близнецов-трансгендеров показывает ту же самую генетическую предрасположенность, которая была обнаружена у гомосексуалистов: если один из близнецов переключился на противоположный пол, есть 50-процентная вероятность того, что другой тоже переключится. Но его исследование еще не опубликовано, и никто не обнаружил почти такой степени корреляции. Эрик Вилайн, генетик из UCLA, специализирующийся на половом развитии и половых различиях в мозге, говорит, что исследования о близнецах неоднозначны и что в целом "пока нет никаких доказательств биологического влияния на транссексуализм".

В 1995 году опубликованное в журнале "Nature" исследование посмотрело на мозг шести взрослых транссексуалов - мужчин и женщин - и показало, что некоторые участки их мозга ближе по размеру к мозгу женщин, чем к мозгу мужчин. Это исследование, казалось, перекликается с известным исследованием 1991 года о геях, опубликованным в журнале Science нейробиологом Саймоном ЛеВэем. LeVay изучил часть гипоталамуса, регулирующего сексуальное поведение, и обнаружил, что у геев его размер намного ближе к размеру женщин, чем у гетеросексуалов; его результаты помогли узаконить представление о том, что гомосексуализм жестко закреплен. Но в исследовании транссексуалов размер выборки был небольшим, и испытуемые уже получали значительное количество феминизирующих гормонов, которые могут влиять на структуру мозга.

Транссексуализм встречается гораздо реже, чем гомосексуализм, и исследование находится в зачаточном состоянии. Разрозненные исследования изучали активность мозга, размер пальцев, семейные рецидивы и порядок рождения. Одна из гипотез связана с гормональным дисбалансом во время беременности. В 1988 году исследователи вводили гормоны беременным обезьянам резуса; гормоны, казалось бы, мужественно мучили мозг, но не тело их самок. "Ожидаем ли мы найти какой-нибудь биологический компонент [к гендерной идентичности]?" спрашивает Вилайн. "Конечно, ожидаю. Но моя догадка в том, что это будет мягко сказано. Моя догадка в том, что сексуальная ориентация, вероятно, гораздо более жесткая, чем гендерная идентичность. Я не говорю, что [гендерная идентичность] полностью определяется социальной средой. Я просто говорю, что она гораздо более податлива".

Вилайн провел свою карьеру, работая с пациентами интерсекса, которые рождаются с анатомией обоих полов. Он говорит, что его самая трудная работа - убедить родителей оставить половые органы неоднозначными и подождать, пока ребенок повзрослеет и сможет выбрать свой собственный курс. Этот опыт повлиял на его мнение о родителях с маленькими трансгендерными детьми. "Я разрываюсь здесь. Я очень амбивалентен. Я знаю [родители] говорят, что дети рождаются таким образом. Но я все еще на заборе. Я считаю ребенка своим пациентом, а не родителями, и я не хочу облегчить беспокойство родителей, хирургическим путем вылечив ребенка. Мы не знаем долгосрочных последствий принятия таких решений для ребенка. Мы тут играем в Бога, немного."

Даже некоторые сторонники гормоноблокаторов опасаются, что доступность препаратов побудит родителей принимать окончательные решения о младших детях. Это одна из причин, по которой врачи клиники в Нидерландах просят родителей не позволять маленьким детям жить другим полом до тех пор, пока они не пойдут на блокаторы. "Мы отговариваем их от этого, потому что шансы на то, что ваш ребенок не будет транссексуалом, очень высоки", - говорит Коэн-Кеттэнис. Голландские исследования своих пациентов показывают, что среди детей младшего возраста с расстройствами гендерной идентичности только 20-25 процентов все еще хотят сменить пол в подростковом возрасте; другие исследования показывают схожие или даже более низкие показатели настойчивости.

Самое обширное исследование, посвященное мальчикам-транссексуалам, было опубликовано в 1987 году под названием "Синдром мальчика-сисси" и "Развитие гомосексуализма". В течение 15 лет доктор Ричард Грин следовал за 44 мальчиками, которые демонстрировали экстремальное женское поведение, и контрольной группой мальчиков, которые не демонстрировали такого поведения. Мальчики из женской группы все играли с куклами, предпочитали компанию девочек мальчикам и избегали "грубой игры". Отчеты их родителей звучат очень похоже на свидетельства, которые сегодня читают на слушателях. "Он начал... переодеваться, когда ему было около 3-х лет", сообщила одна мать. Он встал перед зеркалом, взял свой пенис, сложил его под себя и сказал: "Смотри, мамочка, я девочка", - сказал другой.

Грин ожидал, что большинство мальчиков в исследовании окажутся транссексуалами, но ничего подобного не произошло. Три четверти из 44 мальчиков оказались геями или бисексуалами (Грин говорит, что с тех пор с ним связались еще несколько человек и сказали, что они тоже геи). Только один стал транссексуалом. "Мы не можем отличить пре-гея от пре-транссексуала в 8 лет", - говорит Грин, который недавно вышел на пенсию, управляя клиникой для взрослых с гендерной идентичностью в Англии. "Ты помогаешь или причиняешь вред ребенку, позволяя ему жить как другой пол? Если каждый поймал в содействии вещь, то может быть чертовски много давления, чтобы остаться таким образом, независимо от того, насколько сильно ребенок все еще чувствует себя гендерно дисфорические. Кто знает? Это исследование, которое еще не нашло своего следователя".



На тротуаре в Филадельфии Тина проходила через Мальборо после Мальборо, выкуривая их полукуренными по городским зданиям. Первый день конференции только что закончился, Тина спросила другую маму: "Так откуда ты знаешь, останется ли один из этих детей таким или он изменится?", а мама предложила подождать некоторое время и посмотреть.

"Подождать? Подождать чего?" Тина внезапно сказала Биллу. "Он уже ждал шесть лет, а теперь меня это уже не волнует." Билл выглядел обеспокоенным, но она бросила в него армейскую фразу: "Выкуси и езжай дальше, солдат".

Организаторы запланировали вечеринку у бассейна на тот вечер, и Тина пришла к решению: Брэндон будет носить именно такой купальник, какой он всегда хотел. Она заметила "Мейсис" в паре кварталов отсюда. Я пошел с ней, Биллом и Брэндоном в тишину и сияние, безголовые манекены спортивных гольф-шорт с 80-долларовыми ценниками. Они тихо поднялись на эскалаторе на один этаж, в отдел женских купальных костюмов. Брэндон прыгнул наверх и побежал к первому костюму, который привлек его внимание: бикини из тиля Ханна Монтана, усыпанное драгоценными камнями и блеском. "О, я люблю этот", - сказал он.

"Так это тот, который тебе нужен?" спросил Тина.

Брэндон колебался. Он привык делать переодевание немного скрытно. Обычно он просто хватал самую блестящую вещь, которую видел, опасаясь, что его шанс испарится. Но когда он понял, что и Тина, и Билл были на борту, он немного притормозил. Он внимательно осмотрел все стеллажи. Билл, успокойся, помогал ему. "Хочешь цельную или двойную?" Билл спросил. Тем временем, Тине было труднее. "Я привыкну", - сказала она. Клэри дважды пыталась назвать Брэндона "она", - внезапно призналась Тина, - но, по ее словам, "это звучит неправильно", - глаза разрываются.

Брэндон решил примерить оранжевый с точками в горошек, небесно-голубой и розовый дважды, а также танкини с гавайским принтом и коричневым фоном и розовыми цветами гибискуса. Он зашел в гримерку и пробыл там долгое, долгое время. Наконец, он позвал взрослых. Брэндон остановился на наименее эффектном из трех: гавайском отпечатке с коричневым фоном. Он его надел и стеснительно смотрел в зеркало. Он не делал сальто назад и не улыбался от уха к уху; он был спокойен и нежно прикасался к ценнику. Он упомянул, что больше не хочет носить костюм, пока у него не появится возможность помыть ноги.

На вечеринке в бассейне Брэндон тут же наткнулся на друга, которого он завёл раньше, мальчика-транссексуала, который поделил со мной своего щенка с шариком. Бассейн находился в маленькой комнате в углу подвала отеля, с низкими потолками и без окон. Эхо 70 головокружительных детей заполнило пространство. Там были и родные братья и сестры, так что невозможно было узнать, кто родился мальчиком, а кто девочкой. Все они были просто гладкими конечностями и мокрыми волосами, а иногда и поскользнувшимися, которые посылали один плач к матери.

Билл сидел рядом со мной на скамейке и проливал свои заботы. Он беспокоился об отчиме Тины, который никогда бы этого не принял. Он беспокоился, что отец Брэндона может узнать и потребовать опеку. Он беспокоился о лучшем друге Брэндона, чьи родители были строгими евангельскими христианами. Он беспокоился об их собственном пасторе, который сурово посоветовал им забрать у Брэндона все девчачьи игрушки и одежду для девочек. "Может быть, если мы будем молиться достаточно усердно", - сказал Билл Тине.

Брэндон бегал мимо, рука об руку со своим новым другом, хихикал. Тина и Билл еще не знали об этом, но Брэндон уже начал рассказывать другим детям, что его зовут Бриджет, в честь домашней мыши, которую он недавно похоронил ("Моя любимая Бриджет. Отдохни с Господом" - читается в мемориале в его комнате). Комментарий пожилого транссексуала из Бруклина, который сидел за Тиной на сеансе ранее в тот же день, отзвучал у меня в голове. Когда ему было за 50, у него была операция по смене пола, и в его диком, обрывистом парике, он выглядел как библейский пророк, с грудью. "Ты думаешь, что у тебя сейчас проблемы", - кричал он Тине. "Подожди до следующей недели. Как только ты выпустишь джинна из бутылки, она не вернётся обратно!"

Доктор Кеннет Цукер встречается с детьми с расстройствами половой идентификации в Торонто с середины 70-х годов, и опубликовал на эту тему больше, чем любой другой исследователь. Но в последнее время он стал изгоем для самых воинственных активистов американского трансгендерного сообщества. В 2012 году будет обновлено "Руководство по диагностике и статистике психических расстройств" - Библия для специалистов-психиатров. Многие в трансгендерном сообществе видят в этом возможность удалить гендерное расстройство из книги, точно так же, как гомосексуализм был исключен из списка в 1973 году. Цукер возглавляет комитет, который будет давать рекомендации. Он, кажется, вряд ли благословит это состояние как психологически здоровое, особенно у маленьких детей.

Я встретила Цукера в его кабинете в Центре наркологии и психического здоровья, где кучи книг чередуются с Барби и супергероями, которых он использует для игровой терапии. У Цукера белые усы и борода, и его манера поведения несколько талмудична. На каждый вопрос он отвечает методичным трехчастным ответом, часто заканчивая тем, что забирается на стул, чтобы снять написанную им научную работу. На одном из своих шкафов он прихватил листовку из группы защиты британских родителей, на которой было написано: "Гендерная дисфория все больше понимается... как имеющая биологическое происхождение", и описывает "маленькие участки мозга" как "прогрессирующие по разным путям". Во время интервью он опустил это вниз, чтобы отметить: "С точки зрения эмпирических данных, это не так". Это просто догма, и мне никогда не нравились догмы". Биология - это не судьба".

В своих тематических исследованиях и описаниях пациентов Цукер обычно объясняет гендерную дисфорию с точки зрения того, что он называет "семейным шумом": пренебрежительные родители, из-за которых мальчик перестарался отождествлять себя со своими доминирующими старшими сестрами; мать, которая ожидала появления дочери и откладывала на восемь недель наречение своего новорожденного сына. Цукер считает, что при достаточной терапии таких детей можно заставить чувствовать себя комфортно в их родовой половой жизни. Цукер сравнил маленьких детей, которые считают, что им суждено жить как другому полу, с людьми, которые хотят ампутировать здоровые конечности, или которые считают себя кошками, или с теми, у кого есть нечто, называемое этническим расстройством. "Если бы 5-летний чернокожий ребенок пришел в клинику и сказал, что хочет быть белым, мы бы это одобрили?" - сказал он мне. "Я так не думаю. Что бы мы хотели сделать, так это сказать: "Что происходит с этим ребенком, что заставляет его чувствовать, что было бы лучше быть белым?"

Маленькие дети, объясняет он, имеют очень конкретные аргументы; они могут поверить, что если они хотят носить платья, то они девочки. Но он видит в этом свою работу и родителей, чтобы помочь им мыслить более гибко". Если ребенок испытывает сильную тревогу по поводу разлуки и не хочет ходить в школу, то одним из решений будет позволить ему остаться дома". Это решило бы проблему на одном уровне, но не на другом. Значит, это с гендерной идентичностью". Разрешение ребёнку поменяться полом, другими словами, наверняка не доберётся до корня психологической проблемы, а лишь предложит поверхностное решение.
 

Indigo

Well-Known Member
Цукер называет свой подход "развитием", а это значит, что самым важным фактором является возраст ребенка. Младшие дети более податливы, считает он, и могут научиться "чувствовать себя комфортно в собственной коже". Цукер говорит, что за 25 лет ни один из пациентов, начавших его видеть к 6 годам, не поменял пол. Подростки более фиксированы в своей личности. Если родитель приводит, скажем, 13-летнего подростка, который никогда не лечился и у которого тяжелая половая дисфория, Цукер, как правило, рекомендует гормональное лечение. Но он считает это непростым выбором. "Нужно думать о долгосрочном пути развития". Этот ребенок будет проходить гормональное лечение в течение всей жизни, чтобы приблизиться к фенотипу мужчины, и может потребоваться какая-то операция, а затем ему придется столкнуться с тем, что у него нет фаллоса; это трудный путь, с большим количеством боли".

Цукер познакомил меня с двумя своими историями успеха, мальчиком и девочкой, живущими сейчас в пригороде Торонто. Встреча с ними была похожа на переезд в параллельный мир, где каждая история начиналась так же, как и история американских семей, которых я встречал, но потом бежал в обратном направлении.

Когда ему было 4 года, мальчик, Джон, прошел испытания на вершине шкалы гендерной дисфории. Цукер вспоминает его как "одного из самых тревожных детей, которых я когда-либо видел". У него были корзины, полные фильмов "Барби" и "Диснейская принцесса", и он был одет в самодельные костюмы. Однажды, в хозяйственном магазине, он уставился на блестящие люстры и заплакал: "Я не хочу быть папочкой! Я хочу быть мамой!"

Его родители, хорошо образованные урбанисты, позволили Джону отрастить длинные волосы и поиграть с любыми игрушками, которые он предпочитал. Но потом близкий друг привел их к Цукеру, и вскоре они стали считать себя "в отрицании", вспоминает его мать, Кэролайн. "Как только мы пришли посмотреть на его поведение, оно стало болезненно грустным". Цукер считал, что поведение Джона стало результатом медицинской травмы в раннем детстве - он родился с опухолями на почках и проходил инвазивное лечение каждые три месяца, а также из-за его зависимости в это время от матери, которая имеет доминирующую личность.

Когда они поменяли курс лечения, они с основательностью посвятили себя этому проекту, большинство родителей находили его изнурительным и неудобным. Они упаковали все игрушки и видеозаписи Джона и заменили их на нейтральные. Всякий раз, когда Джон плакал о своих игрушках-девочках, они спрашивали его: "Как ты думаешь, играя с ними, ты почувствуешь себя лучше, если будешь мальчиком?", а затем отвлекали его предложением покататься на велосипеде или прогуляться. Они превратили свой дом в драму о кухонной раковине 1950-х годов, призванную привить уважение к патриархату, в самых грубых и простых выражениях: "Мальчики не носят розовое, они носят синее", они сказали бы ему, или "Папа умнее мамы-мамы-маски". Если Джон звал маму посреди ночи, папа каждый раз уходил.

Когда я навещала семью, Джон бездельничал со старшим братом, бездельничал, смотрел телевизор и играл в видеоигры, одетый в рубашку-поло и шорты Abercrombie & Fitch. Он сказал, что рад, что прошел терапию, "потому что это сделало меня счастливым", но это все, что он сказал; по большей части, его мать говорила за него. Недавно Джон был в подвале, смотрел "Грэмми". Когда Кэролайн спустилась вниз, чтобы пожелать спокойной ночи, она нашла его занавесанным в одеяло, вампиром. Он посмотрел на неё, удручённый. Клэри подержала его лицо и сказала: "Никогда не стесняйся того, что ты говоришь или делаешь вокруг меня". Теперь ее позиция заключается в том, что лечение - это "не лекарство; это всегда будет с ним", но ему также нечего стыдиться. Около года назад Джон осторожно сообщил родителям, что он гей. "Вы должны были бы осторожно сообщить мне новость, что вы были натуралом", его отец сказал ему. "Он будет человеком, который любит мужчин", - сказала его мать. "Но я хочу, чтобы он был счастливым человеком, который любит мужчин."

Дело девушки было еще более экстремальным в некотором смысле. Она настояла на том, чтобы писать стоя и играть только с мальчиками. Когда ее мать покупала ей "Барби", она отрывала им головы. Однажды, когда ей было 6 лет, ее отец, Майк, ни с того ни с сего сказал: "Крис, ты девочка". В ответ, вспоминает он, она "начала кричать и сходить с ума", закрывая руку в кулак и бья себя между ног, снова и снова. После этого родители отвезли ее к Цукеру. Он связал поведение Крис с ранними годами брака ее родителей; ее мать забеременела, а Майк возмущался тем, что должен был жениться на ней, и устно оскорблял ее. Крис, Цукер сказал им, что видел ее мать слабой и не мог идентифицировать себя с ней. В течение четырех лет они не видели никакого прогресса. Когда Крису исполнилось 11 лет, и у других девочек в школе начались месячные, однажды ночью ее мать застала ее на кровати и заснула. Она "сказала, что хочет покончить с собой", - сказала ее мать. "Она сказала: "В моей голове я всегда был мальчиком."

Но примерно через месяц после этого все начало меняться. Крис присоединился к команде по софтболу и завел несколько подруг; ее мать поняла, что у нее возникла мысль, что девочки могут быть жесткими и конкурентоспособными. Однажды Крис подошел к маме и сказал: "Мама, мне нужно с тобой поговорить". Нам нужно пойти по магазинам". Она купила более обтягивающую одежду и проткнула уши. Она позволила волосам вырасти. В конце концов, она отдала одежду своих мальчиков.

Теперь Крис носит ее волосы в хвосте, ходит, как девчонка, и часами разговаривает по телефону с подругами о мальчиках. Недавно мама наблюдала за ней через окно спальни, как она прыгала на их батуте, хитро смотрела на свое собственное отражение и выбрасывала волосы. По настоянию родителей Крис никогда не был в группе поддержки или на конференции, никогда не разговаривал с другой девочкой, которая хотела бы стать мальчиком. Все, что она знала, она была единственным человеком в мире, который чувствовал себя так, как она когда-то чувствовала.

За неделю до того, как я приехал в Торонто, Барбара Уолтерс специально о джазе был восстановлен, и оба набора родителей видели его. "Я была в ужасе", - сказала мать Джона. "Нам очень понравился этот бедный маленький арахис, и ее родители просто пошли к учителю и сказали: "Он теперь "она""". Почему вы предполагаете, что 4-летний ребенок поймет последствия этого?"

"Мы были шокированы", - сказал отец Криса. "Они слишком рано отказались от своего ребенка. Независимо от наших убеждений и ценностей, вы смотрите на Криса, и вы смотрите на этих детей, и они должны пройти через операцию по смене пола, и они никогда не будут выглядеть правильно, и у них никогда не будет нормальной жизни. Посмотрите на шанс Криса на счастливую, достойную жизнь, и посмотрите на их. Видя этих детей, это просто разбило нам сердца".

Кэтрин Тюрк, которая руководит группой поддержки родителей в Вашингтоне, округ Колумбия, начинала как защитник прав геев после того, как ее сыну исполнилось 20 лет. У нее есть теория о том, почему некоторым родителям так понравился лейбл транссексуалов: "Родители сказали мне, что почти легче сказать другим: "Мой ребенок родился не в том теле", чем объяснить, что он может быть геем, что в глубине души у всех на уме". Когда люди думают о том, что они геи, они думают о сексе, и думать о сексе и детях - табу".

Туерк считает, что хроническая гомофобия частично ответственна за это, и в некоторых случаях она может быть права. Когда Билл увидел двух мужчин, целующихся на конференции, он сказал: "Это просто не подходит мне". В одном из исследований Цукера 17-летняя девочка, запрашивающая гормоны для перекрестного секса, сказала ему: "Док, если честно, от лесбиянок меня тошнит... Я хочу быть нормальной". В Иране гомосексуализм карается смертью, но операции по смене пола легальны - способ нормализации аберрантных притягательностей.

В целом, однако, объяснение Tuerk касается чего-то более глубокого, чем латентная гомофобия: подсознательное напряжение в американских представлениях о детстве. Вы видите это в гипер-бдительности о "хорошем прикосновении" и "плохом прикосновении". Или в изгнании Фрейда в царство извращенности. Культура, кажется, вложилась в почти викторианское понятие детской невинности, не оставляя места сексуальному волеизъявлению даже в далеком будущем.

Когда в 70-х годах Турок воспитывала своего сына, она и ее муж, психиатр, оба стали жертвами идеи, что гейство их сына - это как-то их вина, и что они могут изменить это. Это были годы, когда детский психолог Бруно Беттельхайм обвинял холодных, далеких "мамочек-холодильников" во всем - от аутизма до шизофрении у их детей. Дети, для Bettelheim, были грязными, несчастными существами, искаженными грехами своих родителей. Современные дети - ничто подобное, по крайней мере, не в глазах родителей. Они - чистые сосуды, направляющие биологические импульсы вне их контроля - или их родителей. Их просьбы невинны, безупречны багажом или желанием. Что намного легче сказать им "да".

Турк был в восторге, когда маятник качнулся от воспитания к природе: "Я могу сказать вам точное место, где я был, в Chevy Chase Circle, когда кто-то сказал мне слова: "Есть парень в Балтиморе, и он думает, что люди рождаются геями.". Но теперь она думает, что маятник, возможно, замахнулся слишком далеко. Для меньшинства, которое по-настоящему трансгендерно, "чем быстрее они попадут в нужную одежду, тем меньше они будут страдать". А для остальных? Я не уверен, помогаем ли мы им или причиняем им боль, толкая их в этом направлении".

Не невозможно представить, что жизнь Брэндона идет в другом направлении. Его ранняя жизнь прекрасно вписывается в дело Цукера о семейном шуме. Тина описывает Брэндона как "никогда не покидающего мою сторону" в его ранние годы. Диагноз пишет сам себя: отец - далекий и угрожающий; мать - защитник; ребенок переопределяет себя с сильной материнской фигурой. Если бы Тина жила в Торонто, если бы у нее хватило терпения на шесть лет терапии доктора Цукера, если бы терапия была бесплатной, то кто знает?

Тем не менее, у подхода Цукера есть свои тревожные элементы. Легко представить, что его методы - направлять родителей к удалению розовых мелков из коробки, восхваляя патриархат, в который никто не верит - могут привить некоторым детям чувство стыда и двойную жизнь. Исследование, проведенное в 2008 году среди 25 девочек, которые были замечены в клинике Цукер, показало положительные результаты; 22 девочки больше не страдают гендерной дисфорией, что означает, что им комфортно жить, как девочкам. Но это не значит, что они были счастливы. Я разговаривала с матерью одной пациентки Цукер в возрасте 20 лет, которая сказала, что ее дочь была одержима мыслью о смене пола, но все еще страдала - она стала алкоголичкой и резала себя. "Я был бы удивлен, если бы она пережила меня", - сказала ее мать.

Когда я рассказывала эту историю, я была явно беременна третьим ребенком. Моя беременность вызвала у родителей, с которыми я познакомилась, определенную ностальгию, потому что это напомнило им время, когда жизнь была проще, когда незнакомец мог спросить их, мальчик это или девочка, и они могли ответить прямо. Многие родители делились со мной дневниками, которые были полны страданий. Если они решили оставить своего ребенка жить другим полом, это означало разорвать связи с семьей и друзьями, которые не поддерживали их, убрать детские фотографии, оплакивать потерю ребенка, который, как они думали, у них был. Это означало отправить своего ребенка одного в возможно враждебный мир. Если они выбрали другой путь, то это означало, что они день за днем будут отказывать своему ребенку в том, чего он больше всего хотел, в неуверенной надежде, что в один прекрасный день все это окупится. В любом случае, это означало выбор курса на основе затуманенных доказательств, и решение поверить в это.

Примерно через два месяца после конференции я снова посетил Брэндона. В День Отца, Тина решила просто позволить этому случиться. Она начала называть его "Бриджет" и, за исключением нескольких ошибок, "она". Она собрала всю мальчишескую одежду и отдала ее соседу, и отвезла Бриджет к Джей Си Пенни за новым гардеробом. Когда я увидел ее, ее уши были проколоты, а волосы только начали щекотать мочки ушей. "Если она не будет двигаться быстрее, мне придется удлинить ее!" Тина сказала.

В то утро Тина встречалась с директором Бриджет и директором близлежащей школы, чтобы узнать, сможет ли она перевестись. "Я хочу, чтобы она была известна как Бриджет, а не как Бриджет-кто-кто-был-был-брендон". Тина запомнила много реплик, которые она слышала на конференции, и она хорошо их произнесла, если слишком быстро. Она сказала директорам, что у нее есть "фотографии и медицинская документация". Она показала им книгу под названием "Ребенок-транссексуал". "Я думала, мы сможем это исправить, - сказала она, - но пол у тебя в мозгу." Старый директор Брэндона выглядел немного шокированным. Но та, что из соседней школы, молодая женщина со сладким лицом и обрезанными кудрявыми волосами, казалась более открытой. "Для меня это все в новинку", - сказала она. "Это многому надо научиться".

За неделю до этого Тина пошла к матери, взяла с собой Бриджет. Бриджет часто помогает ухаживать за бабушкой, у которой волчанка; они близки. После обеда Бриджет вышла на улицу на паре высоких каблуков, которые она нашла в шкафу. Отчим Тины увидел ребенка и потерял его: "Снимите с них чертовы туфли!" - закричал он.

"Заставь меня", - ответила Бриджит.

Затем отчим повернулся к Тине и сказал: "Ты разрушаешь его гребаную жизнь", достаточно громко, чтобы Бриджит услышала.

Разговор Тины с Карен, матерью лучшей подруги Бриджет, Эбби, тоже прошел не слишком гладко. Карен - евангельская христианка, с наклейкой против геев на бампере ее белого фургона. В течение двух лет она забирала Брэндона почти каждый день после школы и приводила его поиграть с Эбби. Но этого больше не должно было случиться. Карен сказала Тине, что не хочет, чтобы ее дети "подвергались таким вещам". "Бог не совершает ошибок", - добавила она.

Бриджет тем временем пыталась понять, что она может и не может делать, где есть пределы. Она всегда была послушным ребенком, но теперь она плохо себя вела. Её переодевание усилилось, она примеряла макияж и требовала более высокие каблуки и более сексуальную одежду. Когда я закончил, она вышла из дома, одетая в целлофановый наряд, четырехдюймовые каблуки и блеск для губ. "Как будто я должен научить ее тому, что подходит девушке ее возраста", - говорит Тина.

По четвергам семья проводит послеобеденное время в местном общественном центре, где и Бриджет, и ее младшая сестра Мэдисон занимаются гимнастикой. Обычно она видит там Эбби; они вдвоем ходят в один класс и обычно вместе проводят разминку, хихикают и проходят через день. Во время поездки на машине Бриджет тоже пыталась ориентироваться в этих новых отношениях.

"Эбби больше не моя лучшая подруга". Она бьет меня. Но она очень хорошо рисует."

"Ну, не смей никого бить", - сказала Тина. "Помни, палки и камни."

Когда они пришли в центр и открыли дверь, Эбби стояла прямо там. Она посмотрела на Бриджет/Брендон. И замерзла. Она повернулась и убежала. Мэдисон, забывчивая, пошла за ней, крича: "Подождите нас!".

Бриджет села на скамейку рядом с Тиной. Несмотря на то, что они были в милях от дома, она только что увидела за бильярдным столом подругу своего сводного брата из четвертого класса, и она нервничала.

"Эй, нам нужно поработать над этим", - сказала Тина. "Если кто-нибудь что-нибудь скажет, ты скажешь: "Я не Брэндон". Я Бриджет, его кузина из Калифорнии. Хочешь попробовать?"

"Нет. Я не хочу."

"Ну, если кто-то продолжит в том же духе, ты просто скажешь: "Ты сумасшедшая"."

Тина сказала мне по телефону, что Брэндон легко проходила мимо, как девочка, но это было не совсем так, пока нет. С короткими волосами он выглядел как мальчик в обтягивающих розовых брюках и серьгах. Это означало, что на данный момент повсюду в этом маленьком городке была потенциальная мина. В Макдональдс кассир с подозрением смотрел на него: "Счастливая еда для мальчика или девочки?" На детской площадке группа мальчиков-подростков с татуировками и спущенными штанами сделала двойной дубль. К вечеру Тина была на нервах. "Черт возьми! Я оставила ключи в машине, - сказала она. Но она не оставила. Она держала их в руке.

После гимнастики дети хотели остановиться в "Молочной королеве", но Тина не могла выдержать, когда на нее пялятся еще на одном месте. Она кричала: "Веди машину!". "И я не хочу больше слышать от тебя нытья".

На тихой, лесистой дороге, ведущей домой, она наконец-то могла расслабиться. Было достаточно прохладно, чтобы спуститься в окна и подышать горным воздухом. После школы Тина училась на туристического агента, она всегда хотела просто "работать на круизном судне или что-то вроде того, просто ездить, ездить, ездить". Теперь она хотела, чтобы Брэндону было легко, чтобы он исчез и вернулся в роли Бриджет, новенькой из Калифорнии, новенькой в этом городе, никого не зная. Но в маленьком городке трудно стереть себя и вернуться в качестве своей противоположности.

Может быть, однажды они переедут, сказала она. Но от мыслей об этом у нее болит голова. Вместо будущего она ушла в прошлое, когда было легче.

"Помнишь тот поход, в который мы однажды отправились, Брэндон?" спросила она, и он ответил. И вместе они начали петь одну из старых лагерных песен, которым она его научила.

"Смоки-медведь", "Смоки-медведь",
Завывание, прокручивание и обнюхивание воздуха.
Он может найти огонь до того, как он начнет гореть.
Вот почему его называют Смоки,
Вот как он получил свое имя.
"Ты помнишь это, Брэндон?" - спросила она снова. И впервые за весь день они казались счастливыми.

Ханна Розин - писательница "Атлантики" и автор книги "Конец мужчин", основанной на ее рассказе в выпуске "Атлантика" за июль-август 2010 года.
 

Kirill89_3

Покорный инквизитор
Напиши лучше своими словами, как ты поняла эту статью, и что думаешь о ней. Научные статьи прочитать всегда успеем, мне лично здесь на форуме интересней твое мнение и впечатление, чем мнение какого-то психолога.
 

Indigo

Well-Known Member
Напиши лучше своими словами, как ты поняла эту статью, и что думаешь о ней. Научные статьи прочитать всегда успеем, мне лично здесь на форуме интересней твое мнение и впечатление, чем мнение какого-то психолога.

Тут больше про социальные проблемы тс в Штатах хотя статья обо всем -

И там Заккер упоминается, хотя его переводчик неправильно перевел

Цукер называет свой подход "развитием", а это значит, что самым важным фактором является возраст ребенка. Младшие дети более податливы, считает он, и могут научиться "чувствовать себя комфортно в собственной коже". Цукер говорит, что за 25 лет ни один из пациентов, начавших его видеть к 6 годам, не поменял пол. Подростки более фиксированы в своей личности. Если родитель приводит, скажем, 13-летнего подростка, который никогда не лечился и у которого тяжелая половая дисфория, Цукер, как правило, рекомендует гормональное лечение. Но он считает это непростым выбором. "Нужно думать о долгосрочном пути развития". Этот ребенок будет проходить гормональное лечение в течение всей жизни, чтобы приблизиться к фенотипу мужчины, и может потребоваться какая-то операция, а затем ему придется столкнуться с тем, что у него нет фаллоса; это трудный путь, с большим количеством боли".

Так все-же Заккер отправлял детей на транзишен.
 
Сверху