• В связи с большим объемом написанного и по просьбе одного из форумчан я сообщаю, что читать и отвечать в темах Ксюши, уважаемой SonderLiebe и у одного из новичков я планирую _ только_ на компе при возможности выделения достаточного времени. Слишком большой объём без меня , либо мне требуется определённый настрой и моральные силы, чтобы заходить в тему. Заниматься конспирологией и грустить при этом - точно лишнее, имхо. Что могу на телефоне оперативно отвечать - то отвечаю :)

Любовь и оргазм Лоуэна - фрагменты о формировании сексуальности у ребенка

planeta_if

Well-Known Member
Читаю сейчас "Любовь и оргазм" Лоуэна и очень впечатляет и отзывается почти все что он пишет.. тщательно избегала этой книги за кричащее название, а внутри обнаружилась очень чуткая аналитика, всех разложил по полочкам... думаю, я не встречала еще ничего настолько комплексного и толкового по поводу сущности сексуальности человека и того как она формируется с первых дней жизни в контакте с Матерью, в первую очередь. И как далее вв взрослой жизни отыгрываются именно эти младенческие и детские отношения с родителями (опять же, в первую очередь с Матерью).


Отдельно было очень интересно читать его понимание гомосексуальности.. из которого вытекает что 1) не "гомо- = истерики и истерички", а наконец-таки наоборот, что стремление к разрядке, основанное на гомо-влечении является следствием и решением невротической ситуации из раннего младенчества.

А потом еще лучше, что во многих гетеро- парах с невротическими перекосами действуют гомо-принципы и их нельзя считать гетеросексуальными в адекватном смысле, по типу сексуальной связи -)) Просто праздник какой то.

В эту тему я понакидаю цитат, а скорее даже целыми фрагментами.


Вообще же... я понимаю что эту книгу было бы хорошо прочитать каждому подростку, можно вместе с паспортом выдавать. Чтобы выравнивать свои ощущения, тревоги, ожидания, чтобы вообще хоть начать себя понимать и получить возможность адекватно оценивать себя в мире отношений..
А потом перечитывать в период беременности, чтобы точно помнить о чем будут эти первые пара лет, пока ребенок кажется неразумным, но именно в эти первые пару лет получает все свои основные жизненные программы, эту свою сексуальность (и что это такое?!)

<a href="https://mostovskiy.com/forum/away.php?s=http://www.koob.ru/lowen/love_and_orgasm" target="_blank">Книжка огонь -) Короче -)
</a>
 
Последнее редактирование модератором:

planeta_if

Well-Known Member
...Разобщение (диссоциация) секса и любви вызывается эмоциональными нарушениями, известными психологам. Проблема уже рассматривалась в моей предыдущей книге. Здесь я расскажу о двух ситуациях в воспитании ребенка, которые могут привести к диссоциации.

Первая заключается в фиксации психосексуального развития на оральном уровне и возникает из-за недостаточного удовлетворения оральных потребностей в детстве. Вторая создается родительскими запретами на выражение сексуальных чувств в детстве, не допускающими ни автоэротической деятельности (самоудовлетворения), ни игр и контактов с родителями, если они имеют сексуальную окраску.
Детские оральные потребности включают в себя: необходимость телесных контактов, кормление, ласки, уход. Первые две отлично удовлетворяются при естественном кормлении грудью. Взаимодействие рта ребенка с соском представляет собой прообраз последующего генитального взаимодействия (пениса и вагины). При грудном кормлении ребенок выражает свою любовь к матери стремлением к тесной близости с ней и к соединению рта с грудью в одно целое, а любовь матери выражается в виде отклика на потребности ребенка. Взаимодействие рта ребенка с грудью определяет последующую генитальную функцию, а степень любви, познаваемой ребенком в близости к матери, определяет его любовный отклик во взрослом возрасте.
Аналитические исследования влияния недостатка материнской любви на сексуальное поведение взрослого человека подтверждаются следующим интересным экспериментом. Новорожденных обезьянок отделили от матери и предоставили их выхаживание двум искусственным "мамашам", представлявшим собой проволочные манекены: один был обтянут ворсистой тканью и подогревался электролампой, а в другом имелась бутылочка с соской для вскармливания. Оказалось, что детеныши предпочли "мамашу", покрытую тканью, т. е. они нуждались в тепле и физическом контакте больше, чем в питании. Вот как описывает Харлоу реакцию обезьянок на присутствие и отсутствие "матери", сделанной из ткани: "Когда она появлялась, детеныши бросались к ней, взбирались на нее, терлись и тесно прижимались к ней. Когда ее не было — они метались по комнате, падали на пол, обхватывая голову и визжа от огорчения". У всех подопытных обезьянок выявились потом нарушения эмоционального развития и расстройства в поведении. Полной неожиданностью оказалось то, что ни одна из них, став взрослой, не могла успешно совершить половой акт.

Находясь в оральной фазе развития, ребенок "получает", а мать — "отдает", ребенок удовлетворяет свои потребности во всем, необходимом ему для роста и созревания. В эти потребности входят: любовь, питание, внимание, игры и т. д. Специалисты-психоаналитики называют это "удовлетворением нарцисстических потребностей". Рост и развитие ребенка происходят в общем направлении от головы к низу тела; поэтому лишение "обеспечения" или его недостаточный характер наиболее тяжело сказываются на функциях нижней части тела (ног, гениталий), т. е. как раз на тех, от которых зависит самостоятельность и зрелость организма. Сюда относятся: способность стоять на ногах и свободно передвигаться, а во взрослом возрасте — способность к достаточной сексуальной функции. Психиатры определили, что именно эти функции ослаблены у индивидуумов, переживших "недостаток обеспечения" (депривацию) в оральной фазе.

Пока что нет общего мнения насчет того, что указанные нарушения проявляются как физически, так и психологически. Обследование состояния организма таких людей показало наличие следующих отклонений: недостаточное развитие мышц ног; вялые, сильно изогнутые стопы, или же узкие маленькие стопы с высоким коротким прогибом; прогнутые назад колени (для придания ногам жесткости, компенсирующей слабость ног); плохой контроль и недостаточная координация движений ног; быстрое наступление усталости ног при стрессах: общая недоразвитость мускулатуры, высокий тонкий корпус. У. X. Шелдон называет такой тип сложения "эктоморфическим". Напряженность мышц тазового пояса жестко ограничивает размах и свободу сексуальных движений.
Недостаток любви (т. е. телесных контактов, проявлений заботы и внимания) и плохое питание в ранние годы жизни приводят к появлению "незавершенных" и эмоционально недоразвитых личностей, которым свойственно чувство внутренней пустоты, зависимости и нужды в проявлениях заботливости; стремление к контактам и близости; все эти признаки описываются как "общая незрелость". Отношение таких людей к окружающим определяется недостатком их внутренних ресурсов. И наоборот, зрелость определяется чувством завершенности, способностью не только брать, но и давать, желанием независимости, чувством ответственности. То есть, можно сказать, что описанный выше "оральный характер" (как его называют психиатры) имеет такую же потребность в любви, способность любить и чувствовать любовь, как и другие люди; выражаясь иначе, можно сказать, что "у него тоже есть сердце" и он также желает близости с любимым человеком. Беда, однако, в том, что чувство любви не достигает (с достаточной силой) его гениталий, снижая их заряд энергии. Вместо этого часть чувств перемещается к голове и ко рту, чтобы обеспечить завершение процесса "получения", не законченного в детстве. В отношениях с представителями другого пола часть чувства любви идет по одному из указанных путей, а часть — по другому, и человек как бы раздваивается на "оральную" и "генитальную" половины. Такое "расщепление" свойственно (в определенной степени) всякому взрослому индивидууму, имеющему оральные тенденции, проистекающие от депривации, пережитой в детстве.
Для "оральных" личностей (как и для прочих) тоже сохраняет силу правило, что "нет секса без любви", но для них характерно не разобщение любви и секса, а скорее расщепление любовного импульса, разделяемого между инфантильной склонностью к контакту и безопасности и взрослым желанием к проникновению и разрядке. Вследствие этого ослабляется генитальный заряд и генитальное удовлетворение не достигается. Генитальность преобразуется в оральный интерес, т. е. оральная личность использует секс как способ получения любви и внимания, а любимый человек как бы совмещает в себе два образа: матери и объекта сексуальных желаний, и ни одному из них оральная личность не может посвятить себя целиком. Результатом является оргастическая импотенция оральной личности.
Родительский запрет на проявления детской сексуальности тоже может вызвать нарушения связи между сексом и любовью. Детская сексуальность (в возрасте от 2 до 6 лет) проявляется в двух формах: в виде автоэротических игр и в виде телесных контактов эротического характера с родителем другого пола. Суровость запретов, часто сопровождаемых наказаниями, прямо отражает чувство вины родителей за собственную сексуальность. Запрещения обнажаться, трогать гениталии и играть в сексуальные игры сопровождаются угрозами лишения родительской любви и одобрения. Взрослые ошибочно смешивают сексуальную активность детей, представляющую собой не более чем игру, с генитальной активностью взрослых. Сексуальные чувства ребенка обычно распределяются по всему его телу и лишь в малой степени фокусируются на генитальном органе. Хотя сексуальная деятельность ребенка приносит ему удовольствие и возбуждение, она имеет такие же цели, как любая другая игра: это только способ открытия приятных свойств своего тела. По той же причине телесный контакт с родителем другого пола усиливает удовольствие ребенка от знакомства со своим телом. Если бы эта потребность была понята как следует, то удалось бы избежать многих не приятностей, потому что на всякий отказ в удовлетворении своих потребностей ребенок реагирует интенсивным проявлением злости и общего расстройства. К сожалению, из-за непонимания природы ребенка эти проявления вызывают новые угрозы и наказания.
Проблема достигает наибольшего развития в возрасте от 5 до 6 лет, когда возникновение ситуации "Эдипова комплекса" вынуждает ребенка сделать выбор между любовью к родителям и сексуальными чувствами. Столкнувшись с проблемой, обычный ребенок подавляет сексуальные чувства, предпочитая подчиниться власти родителей; здесь его любовь к родителям играет защитную роль и имеет вынужденный характер. Ребенок ведет себя как "хороший мальчик" (девочка), но подавление чувств дается нелегко. Чтобы ограничить и подавить истерику и злость, родители должны действовать эффективно, т. е. проявить жесткую позицию (как в физическом, так и в психологическом плане). Такая жесткость полезна, потому что позволяет ребенку избавиться от злости и подавить сексуальные чувства без ущерба для своей самостоятельности, так что он может перейти к следующей стадии развития, так называемому латентному периоду, без открытого сексуального конфликта. Происходит отделение чувства любви от ее сексуального компонента, и это позволяет ребенку выражать свою привязанность, лишенную телесной и эротической окраски.

С приходом половой зрелости установившийся невротический баланс нарушается в результате возобновления полового влечения. Молодой человек снова переживает конфликт между любовью и сексуальными чувствами, теперь уже в виде сильного генитального побуждения, причем этот конфликт проявляется особенно ярко на фоне дальнейших родительских запретов, направленных против генитальной активности (в виде мастурбации или в виде сексуальной связи). Снова предпринимаются усилия для подавления сексуальных чувств во имя любви и соблюдения требований морали. Но теперь, по прошествии времени и с наступлением зрелости, проблема выглядит по- иному. Человек, повзрослев, должен проявить зрелость в исполнении сексуальной функции, однако, оказывается, что у него не было возможности развить эту зрелость. Теперь для того, чтобы функционировать в сексуальном отношении, нужно по-новому разрешить конфликт между любовью и сексом, который так и не был ликвидирован в свое время: теперь уже нужно подавить чувство любви ради сексуальной активности. Фактически, это просто "две стороны одной монеты", так как в реальности ничего не изменяется. Жесткость, которую ребенок развил в себе, чтобы справиться с первоначальным расстройством чувств ("фрустрацией"), становится защитной оболочкой, под которой сохраняются нежные чувства взрослого человека.
 
Последнее редактирование:

planeta_if

Well-Known Member
В предыдущих главах подчеркивалась сексуальная природа жизни. Гомосексуальность как будто бы противоречит этому положению. Она вызывает вопрос: сколько же полов существует — два, или, может быть, три? Она ставит под сомнение бисексуальную природу человека, поскольку существуют и гетеросексуальные и гомосексуальные люди. Может быть, гомосексуальность — всего лишь "каприз природы", а гомосексуалы — это "люди со странностями", "ненормальные" или "выродки"? Или это просто люди, запутавшиеся в жизни и поддавшиеся вредному искушению из-за своих личных трудностей, связанных с тяжелой семейной жизнью? А может, это — порождение общества, погрязшего в сомнениях и неспособного принять естественные способы эротических переживаний, существующие в природе? Ответы на эти вопросы можно получить, изучив нарушения сексуальной функции гетеросексуальных индивидуумов.
Интересный аспект проблемы представляет острая реакция на гомосексуальность со стороны "нормальных" людей, у которых гомосексуалисты вызывают сильный антагонизм и враждебность. Можно услышать, как люди говорят, что при виде гомосексуалиста они чувствуют желание его поколотить. Часто гомосексуалы вызывают насмешки и презрение. При этом те же самые "нормальные" люди проявляют интерес к гомосексуальности, находя в ней нечто необычное. "Гей-бары" в Гринвич-Вилледж (пригород Лос-Анджелеса) переполнены туристами, интересующимися этой разновидностью эротики. Эти люди погружаются в необычную атмосферу, выражая ужас и отвращение к самой мысли о возможности такого поведения. Путем аналитических исследований можно показать, что источником беспокойства является элемент скрытой гомосексуальности, жестко подавленный у обычного индивидуума. Обычно люди понимают, что им не грозит опасность такой "болезни"; в то же время их поведение свидетельствует о страхе возможного принятия этой формы сексуального удовольствия, т. е. где-то в подсознании многие сомневаются в однозначности своей сексуальной ориентации.

...Чтобы побольше узнать о чувствах Джона по поводу своего тела, я попросил его нарисовать обнаженного мужчину. Замечу, что большинство пациентов, когда их просят нарисовать фигурку, обычно изображают человека без одежды, но Джон сказал, что голого нарисовать труднее. Третий рисунок, сделанный им, очень характерен. На нем изображено окоченевшее тело, труп, но с эрекцией, покоящееся на четырех подпорках, удерживающих его над землей. Этот рисунок очень хорошо показывает омертвелость тела Джона, все чувства которого сосредоточены в пенисе, испытывающем эрекцию. В этом и заключается проблема гомосексуалов: в существовании генитального возбуждения тела, неспособного переживать какое бы то ни было удовольствие. Безжизненность тела и чрезмерное возбуждение гениталиев ярко проявились на одном из лечебных сеансов. Лежа на кушетке, Джон вытянул губы, изображая желание поцеловать или пососать, и при этом движении испытал эрекцию, что очень его удивило. Он выглядел в точности как фигура на его рисунке (рис. 3). Истолкование описанной реакции дает некоторое понимание трудностей гомосексуалистов. Возбуждение вытянутых губ сразу передается на гениталии. Тело действует подобно трубе, передающей возбуждение с одного конца на другой, без ощущения потока сексуальных чувств. Это не нормальная сексуальность, поскольку такой отклик ограничивается генитальным органом, не вызывая сексуальных чувств, т. е. желания близости и единения двух тел, для которого гениталии служат механизмом разрядки. Возбуждение, возникающее при соприкосновении двух тел, разряжается в половом акте через генитальный аппарат; но поскольку тело Джона было "омертвелым" и неспособным к отклику, он избегал близости и тесной связи, возникающих при телесном контакте, и искал только возможность снять генитальное напряжение и возбуждение. Вот эта потребность в разрядке напряжения и явилась непосредственной причиной его первого гомосексуального контакта...

...Какие же факторы определили то, что Джон стал гомосексуалистом, отягощенным проблемами, а не гетеросексуалистом (хотя бы и с проблемами)? Нельзя сказать, что он был равнодушен к женщинам. В начале лечения он рассказывал: "Сейчас я постоянно вступаю в связь с одним из трех мужчин, из тех, кого встречал раньше, но это меня смущает и расстраивает; эмоционально я глубоко привязан к одной девушке, но с ней я не сплю".
Анализ показал, что у Джона было сильное, но подавленное чувство враждебности и страха по отношению к женщинам, блокировавшее всякую возможность получения от них сексуального удовлетворения. Он чувствовал, что доверяя женщине свой "ценный орган", он рискует потерять и его, и свою жизнь. Конечно, женщины давали оргастическую разрядку и утрату генитального чувства, но спад эрекции после полового акта сравнивают с "малой смертью"; это верно тогда, когда все жизненные чувства сосредоточены в гениталиях. У *нормального человека утрата ощущений в гениталиях (после полового акта) компенсируется прекрасным ощущением сияния и теплоты в теле, но Джон был этого лишен, потому что его тело не участвовало в сексуальном переживании. Его гомосексуальные контакты давали только краткое ощущение разрядки. Возбуждение вскоре возвращалось, а с ним возвращалось и чувство, что с гениталиями все в порядке, что он — не кастрат и по-прежнему жив. Ничто так не объясняет личность гомосексуалиста, как эта постоянная занятость гениталиями, либо своими собственными, либо других мужчин. Одним из ее проявлений служат тесные брюки, обтягивающие ягодицы и гениталии. Современную гомосексуальность можно рассматривать как новый вариант древних религий, основанных на поклонении фаллосу и теперь искаженных настолько, что прежний символ плодородия приобрел противоположное значение, став средством для "выплескивания" всех негативных чувств, испытываемых гомосексуалистом к родителям, к обществу и к самому себе. Это видно на примере случайных связей, которые искал Джон. Вот как он описывал одну из таких встреч...
*мне несколько режет глаз тот факт, что Лоуэн берет на себя смелость отделять "нормальных" от "ненормальных", но я не могу выкидывать слова из его текста


отдельно ниже приведу его описания оргазма, помню что мы и на этом форуме обсуждали разницу с эякуляцией, Лоуэн об этом много пишет, акцентируя разницу между разрядкой всего тела и генитальной разрядкой у людей, которые не очень в контакте со своим телом и своей сексуальностью



...Благодаря этой встрече Джон открыл мазохистский элемент в своей личности, хотя пытался садистски относиться к своему партнеру. Его презрение к партнеру было вызвано внутренним чувством презрения к самому себе. Это чувство составляет сердцевину образа жизни этих людей. Часто гомосексуалы презирают все ценности, принятые обычными людьми. Джона сильно мучила проблема работы. "Я думал: для чего все это? Почему я должен работать?" Весь его образ жизни был выражением презрения к той борьбе за существование, которую ведут другие мужчины, чтобы содержать дом и обеспечивать жену и детей; в этом презрении к другим отражалось его чувство превосходства над ними. Какова же основа чувства, испытываемого гомосексуалом? Его позиция опирается на его чувствительность, на его ум и на эстетические вкусы. Такие люди остро критикуют современную культуру, применяя для этого сатирические и циничные выражения. Хороший пример — проницательность наблюдений и острый ум, которым обладал Оскар Уайльд.

Чарльз Берг в своей работе "Проблема гомосексуальности" цитирует М. Гросса: "Клинический опыт подтверждает, что по уровню интеллекта гомосексуалы часто превосходят средний показатель". Берг признает, что, приняв во внимание ряд "блестящих имен", бывших гомосексуалами, "можно как- то оправдать смешную претензию этих извращенцев на монополию в культуре и на гениальность".
Страх и враждебность гомосексуалиста по отношению к женщинам носят подавленный характер и не всегда выражаются открыто, но презрение к ним отражается в его поступках и в поведении; например, в изделиях портных и модельеров, искажающих женственный облик женщины; в пьесах, рисующих женщин бесчувственными, властными и жестокими; в превосходстве над женщинами в таких "женских" областях, как кулинарное искусство, дизайн и украшение жилища. Гомосексуалисты озабочены в первую очередь отношениями с женщинами, а чувства к мужчине отступают у них на второй план...

...Пока что я не говорил о положении Джона в семье, чтобы в первую очередь представить картину его гомосексуального поведения и чувств; однако невозможно полностью понять его поведение, не узнав о его отношениях с матерью и с отцом. Мать он описывал как "любящую, умную и много выстрадавшую женщину"; она умерла в возрасте 50 лет. Она знала, что скоро умрет, но продолжала до последней возможности работать в семейной лавке, пока ее не положили в больницу. Отец был алкоголиком и умер в 55 лет от белой горячки, один, в грязной комнате. "Мой отец, напившись, обычно бил меня, и это продолжалось до тех пор, пока я сказал: хватит, тронь меня еще раз — получишь сдачи, и тогда он отстал". Вспоминая о своей ненависти к отцу, Джон говорил, что ее вызывали не столько побои, сколько унижение от необходимости ухаживать за ним, когда он пребывал в пьяном бесчувствии. Эти переживания не забылись, и его гомосексуальное поведение было во многом обусловлено именно враждебностью и презрением к отцу. Отношение к матери было очень непоследовательным.
Опыт психоанализа подтверждает, что жизнь с ласковой, заботливой матерью и грубым отцом часто приводит к появлению у ребенка комплекса гомосексуальности. У Джона не было примера положительного мужского образа для воспитания в себе мужественности. Еще более важна его чрезмерная близость к матери и бессознательная сексуальная увлеченность ею. Результатом стало появление "Эдиповой ситуации", обострившейся до такой степени, что ребенок уже не мог избавиться от желания кровосмесительной связи. Если при таких обстоятельствах мать жертвует собой и даже умирает, то у ребенка остается чувство сексуальной вины, принимающее преувеличенные размеры, как это случилось и с Джоном. В подобных случаях, чтобы уменьшить свою вину, ребенок должен полностью подавить свои сексуальные чувства, а единственный путь, ведущий к этому — "омертвение" тела, снижающее чувствительность и ликвидирующее конфликт. Однако жить в мертвом теле невозможно, нужен какой-то выход для чувств, своего рода "предохранительный клапан", которым у гомосексуалиста становится генитальный орган. Сексуальность оказывается заброшенной, но выхолащивания удается избежать.

Уже в начале лечения Джон понял правильность моего заключения о том, что его тело утратило живость. Одновременно он осознал, что и у его дружков — гомосексуалистов тело такое же омертвелое. Так, о своем бывшем любовнике Джон сказал: "Он чувствовал свое тело, только когда был со мной или с Питером". Потом до него дошло, что и у его матери тело было как неживое, умирающее, когда он был юношей; и он неожиданно заметил: "Мне хотелось "поиметь" ее, чтобы взбодрить". Теперь он узнал, что его сексуальная деятельность была вынужденной, поскольку он тоже использовал секс, чтобы ощутить себя живым; так, он вспомнил, что мастурбировал по утрам, чтобы проснуться.
В ходе лечения я заставлял Джона делать упражнения, имеющие целью мобилизацию дыхания и увеличение чувствительности тела. Работа тела, вместе с результатами анализа чувств, убеждений и мечтаний, помогла вернуть ему некоторую живость. Наконец однажды в его глазах появилось выражение, лицо стало мягче, перестав напоминать маску, и он заметил: "Я чувствую себя великолепно, я стал другим!". Это чувство совпало с отъездом его бывшего любовника в Европу, так что, наконец, оборвалась (пусть на время) цепь, привязывавшая его к прежней жизни. Тут-то и проявились сексуальные чувства к женщинам. "Вчера я увидел соблазнительную женщину и ощутил эрекцию; по отношению к женщине это было впервые в моей жизни". Он стал также сознавать, что надо общаться с людьми. "Я просто вызываю их внимание и реагирую в ответ; я не проявляю участия, как будто я — доктор". Эта отчужденность была особенно заметной в отношениях с женщинами. Он попытался возобновить связь с девушкой, к которой раньше чувствовал влечение, но этот опыт кончился неудачей (об этом уже говорилось). Он не мог отдаться своим чувствам и не мог контролировать партнершу, как делал это с мужчинами. К тому же он боялся увлечься. "Я боялся, что она станет требовать от меня невыполнимых вещей, захочет продолжить наши отношения, и я попаду в зависимость".
Этот страх был навеян одним детским переживанием. "Когда я был маленький, я очень отчетливо представлял себе, что вот я открываю дверь ванной, а мама сидит там мертвая. Со временем я стал бояться открывать эту дверь, страшась, что все так и будет, а потом перенес эту фантазию на моего друга".

Лечение Джона продолжалось около года. Он приходил ко мне раз в неделю. Во многих отношениях ему стало лучше, но проблема гомосексуальности не была решена. В конце курса он стал проявлять больше тепла и нежности к бывшим подружкам и знакомым девушкам, но это немедленно вызывало потребность в гомосексуальных встречах. Он заметил, что ищет таких встреч в ночь перед сеансом лечения. К счастью, они стали приносить ему все меньше удовлетворения; возможно, он начал понимать, насколько неудовлетворительными они были на самом деле. К концу лечения он стал признавать, что когда "все заканчивается, я чувствую себя неудовлетворенным, как это всегда бывает после секса". Основные черты болезни Джона наблюдались и при лечении других гомосексуалистов, хотя, конечно, каждый из них имел свои особенности...

В нашей культуре греховность сексуальности связана, в основном, с мастурбацией, а не с другими видами сексуальной деятельности. Это может быть вызвано тем, что ребенок впервые сталкивается с родительским неодобрением сексуального чувства именно в связи с занятиями самоудовлетворением. Если попытаться понять основу сексуальной искушенности гомосексуала, то можно обнаружить обширный комплекс чувств вины по поводу мастурбации, связанный с детским чувством греха за кровосмесительные чувства к матери, которая чаще всего бывает объектом детских сексуальных мечтаний, сопровождающих первые занятия мастурбацией.
В первой главе было показано, что чувства привязанности и соответствующее поведение обусловлены биологией организма. Отсюда следует, что искажения способов выражения любви, как и искажения самого этого чувства, вызываются нарушениями основных биологических функций. Я полагаю, что это верно и в отношении гомосексуалов. Главное биологическое нарушение их организма — недостаток подвижности и чувствительности тела; но имеются и вторичные нарушения: ограничения дыхания, слабое выражение агрессивных и конфликтных движений (пинок, удар; сосание, укус); все это сопровождается жестокими затруднениями анальной функции. Ограничения дыхания уменьшают телесное чувствование и ограничивают энергию, необходимую для осуществления агрессивных действий. Конфликт (на оральном уровне) между сильным желанием по отношению к матери и неприязнью к ней способен парализовать гомосексуала. Раннее и строгое обучение гигиеничному отправлению естественных надобностей (обычно выполняемое матерью) может выработать у гомосексуала подчиненность и пассивность, скрывающие нарушения анальной функции, а неспособность наносить сильные ритмичные толчки ногами часто бывает связана с мышечными напряжениями в ягодицах и на бедрах, вызванными детскими анальными расстройствами.
Гомосексуал находится в конфликте со своей матерью, развивающемся на всех уровнях: оральном, анальном и генитальном; и этот конфликт должен быть подавлен в интересах выживания, но такое подавление делает почти невозможными отношения с женщинами, поскольку всякая серьезная связь способствует пробуждению первоначальных трудностей. В отношениях с мужчинами гомосексуалист может их избежать, подменяя этими отношениями (в символической форме) отношения с матерью. По этому поводу К. Аллен заметил, что "для гомосексуалиста другие мужчины символизируют (в какой-то степени) его собственную мать", а запретные части ее тела подсознательно преобразуются в мужские черты и органы: туго обтянутые ягодицы символизируют грудь, пенис становится соском, анус и рот превращаются в вагину.
Гомосексуал остается на оральной стадии развития, поскольку именно здесь он страдает от отчуждения (депривации), хотя многие случаи показывают, что такие дети были избалованы своей матерью. Наблюдая поведение и изучая взгляды гомосексуала, можно заключить, что он был лишен эротического удовольствия, обычно получаемого ребенком от груди и близости материнского тела. Я хочу подчеркнуть, что депривация не всегда относится к контактам и груди, а именно ограничивает связанные с ними переживания эротического удовольствия. Как же это возможно?
То, что женщины могут сексуально возбуждаться при кормлении грудью, — установленный факт; это нормальная реакция, от которой нет вреда ребенку. Однако мать, используя ситуацию для удовлетворения своей потребности, превращает ребенка в сексуальный объект. Если мать Леонардо осталась без мужчины, лишившись объекта любви, то указанная ситуация вполне могла иметь место. Загадочная улыбка Моны Лизы, так долго волновавшая любителей живописи, может выражать чувство тайного греха и удовольствия. Возможно, что эту улыбку и запомнил ребенок, лежа на руках у матери.
Такая деформация взаимных отношений может привести к двум результатам. Во-первых, ребенок вынужден занимать пассивное положение, вместо того, чтобы быть активным участником события, поэтому главное значение приобретает эротическое удовольствие матери, а не его собственное, и грудь (составляющая его первое впечатление от мира) дарит радость не ему, а матери, так что из-за нее он лишается удовольствия. Второй результат заключается в сексуальном возбуждении ребенка, потому что ему передается возбуждение матери. Это отнюдь не мистика, ведь ребенок — почти что часть матери; совсем недавно он был частью ее тела. Поэтому каждый ребенок отзывается на чувства матери, воспринимает ее отклик, ее настроение, ее радость и разочарование. Угнетенное настроение матери передается ребенку, а ее сексуальное возбуждение возбуждает и его. Однако у ребенка нет механизма для разрядки возбуждения; поэтому мать, использующая ребенка таким образом, бессознательно, не по своей вине, лишает его возможности всякой сексуальной деятельности, в том числе и мастурбации. Результатом является усиление инцестуальной фиксации ребенка по отношению к матери, достигающей такой степени, что ее уже невозможно разрядить.
...Детская сексуальность, в отличие от взрослой, характеризуется поиском самодополнения (по типу "Уроборо"), так сказать, "самолюбви", принимающей форму мастурбации, когда круг замыкается, благодаря контакту рук с гениталиями. Объект любви гомосексуала, на одном из уровней сознания — это его собственный образ. Недаром можно часто видеть партнеров — гомосексуалов, похожих между собой почти до полного сходства. Даже в отношениях мужчины и мальчика младший представляет для старшего его собственный образ в молодости, которая так и не закончилась. На этом уровне гомосексуальность во многом совпадает с мастурбацией, особенно в смысле самолюбви, так как каждый гомосексуал любит в другом — себя. Однако на ином уровне гомосексуал соединяется с другим человеком, пытаясь создать зрелые взаимоотношения.
Гомосексуальность можно рассматривать как гибрид детской самолюбви и попытки осуществления взрослой гетеросексуальной любви. Подобные отношения, иногда содержащие и сексуальные контакты, часто бывают у подростков и представляют собой, независимо от наличия сексуальных отношений, обычный переходный этап в общем процессе развития, ведущего к гетеросексуальной любви взрослых партнеров. Поэтому гомосексуальность можно еще рассматривать как результат развития, остановившегося на подростковой стадии. Действительно, внешний вид, поступки и характерные черты гомосексуалов часто напоминают вид и поведение мальчишек и подростков.
Можно считать также, что гомосексуальность — это бессознательная попытка установления гетеросексуальных отношений, потому что в гомосексуальных отношениях один из партнеров подсознательно представляет другого в виде представителя противоположного пола, даже вполне сознавая, что это не так. Эта мысль, принадлежащая Т. Рейку, имеет определенную ценность. Роль представителя другого пола добровольно играет один из партнеров; причем впоследствии он может от нее и отказаться. Анализ гомосексуальных фантазий обнаруживает, что с партнером часто обращаются как с символом женщины (женщины вообще или женщины-матери). Даже акт мастурбации отражает, на каком-то уровне сознания или подсознания, представление о партнере другого пола; для мужчины рука представляет вагину, а для женщины — пенис.
Если гомосексуал разыгрывает акт гетеросексуальной любви в символической форме, то почему же он не может сделать это в действительности? На этот вопрос выше уже были даны ответы, основанные на результатах аналитических и клинических исследований. Один из факторов состоит в том, что гомосексуал боится представителей другого пола, а из этого страха вырастает (на более глубоком уровне) неприязнь к ним. Поскольку страх занимает более высокий уровень, то он блокирует возможность выражения любви и нежных чувств гомосексуалиста к женщинам. Если чувство враждебности занимает более высокий уровень, то сексуальные отношения гомосексуалиста возможны и с женщинами, но в этом случае выполнение гетеросексуального полового акта требует наличия достаточно сильного чувства агрессивности.
Уже говорилось, что гомосексуальность происходит от детского желания связи-инцеста со своей матерью, и это чувство представляет для ребенка неразрешимую проблему. Клинические исследования подтверждают, что мать такого ребенка обычно является незрелой личностью, имеющей нарушения эмоциональности. Часто причиной инцестуальной привязанности матери к сыну является недостаточное удовлетворение и неполнота сексуальной жизни с мужем. Родители, являющиеся зрелыми личностями, находят прямое решение проблемы; но мать, которой свойственны незрелость и эмоциональные нарушения, переносит сексуальные чувства на сына. Это делается не намеренно, но осуществляется разными путями. Мальчик подолгу остается в обществе матери, посвящается в ее чувства, вовлекается в тесную физическую близость, например, помогая ей одеваться и раздеваться; при этом контакты с другими детьми не поощряются. Такое поведение имеет специальное название: "Комплекс близости, связи и интимной зависимости" ("Комплекс БСЗ"). Все это привязывает мальчика. На уровне сознания отношение к нему матери выражается словами: "Это мой мальчик, и он исполнит мои мечты!" Это пожелание толкуется матерью как стремление видеть сына великим человеком, выдающейся личностью, выдвинувшейся благодаря ее стараниям. Тем не менее, невозможно не заметить бессознательную сексуальную окраску этого чувства: мальчик становится любовником матери.
В таких случаях сын неизменно занимает место отца в привязанностях матери. Нередко она приглашает его к себе в постель. В результате у мальчика создается сексуальное возбуждение, с которым он не может справиться; но он не может и отвергнуть мать, и не может выражать к ней сексуальные чувства. У него нет иного пути, кроме отказа от этих чувств, ценой "омертвления" своего тела.
В такой семье отец обычно — такой же невротик, как и мать. Это постоянно подтверждается аналитическими исследованиями обстановки, существующей в семьях людей, страдающих эмоциональными нарушениями. Часто реакцией отца на поведение матери становится враждебность к мальчику, к которому он начинает относиться как к сопернику, подрывающему его позиции. И сыну нелегко придумать, как можно избежать этой враждебности, поскольку мать принуждает его играть свою новую роль.
Отец может отрицательно и критически относиться к мальчику (отчасти из чувства самозащиты), называя его "лизунчиком", и в этом, действительно, бывает заключено немало правды, поскольку мать делает из него неженку, отчуждая его от отца. Беда еще и в том, что у отца есть свои странности, не подобающие настоящему мужчине, с которого сын мог бы брать пример поведения и на кого стремился бы во всем походить. Поэтому враждебность отца только затрудняет для мальчика отдаление от матери; ведь она становится его защитой.
Итак, гомосексуальность может стать результатом бессознательного "разыгрывания" родителями своих чувств на ребенке; но в таком случае и сама гомосексуальная деятельность представляет собой "разыгрывание" с участием другого тех подавленных чувств, которые гомосексуал испытывал по отношению к своим родителям. Ни одна гомосексуальная связь не свободна от этой тенденции и, к тому же, неизменно характеризуется противоречивостью, так как содержит и любовь, и ненависть, и страх — и враждебность, чувство зависти — и возмущения, подчиненность — и желание главенствовать. Поэтому такая связь часто включает садистское поведение одного партнера и мазохистскую подчиненность другого.
Клинический опыт доказал, что на психологическом уровне гомосексуал отчасти чувствует себя как выхолощенная личность. Это выражается (как уже говорилось выше) в его чрезмерном внимании к гениталиям, связанном с его страхом и беспокойством по поводу отсутствия генитального ощущения. Беспокойство, связанное с боязнью выхолощенности, отражается в поведении и в одежде, привлекающей внимание к гениталиям...

...В свете этих наблюдений следует пересмотреть наши воззрения на поведение гомосексуалов. Их сексуальное поведение выражает не столько сильное сексуальное влечение, сколько потребность в ощущении живости и в чувстве возбуждения. Как ни странно, но гомосексуал удовлетворяет потребность в переживаниях и в возбуждении, используя для этого тот же самый механизм, который послужил первопричиной его проблем, т. е. механизм отождествления себя с другим. Гомосексуал отождествляет себя с партнером и заряжается его возбуждением. Он — субъект и объект своих переживаний, в которых он — и действующее лицо, и объект действия. То, что он делает с другим, он пережил когда-то на себе, от своих отца и матери. Его сексуальное возбуждение — это род воспоминания, результат пробуждения детских чувств, подавление которых привело к его омертвелости, а его сексуальное поведение — это маневр ("инвертирование пола"), с помощью которого он пытается обойти вину, связанную с его желанием инцеста и враждебностью. Он оживает только находясь в гомосексуальных отношениях. Гомосексуал напоминает испуганного потерявшегося ребенка, который не плачет только потому, что слишком потрясен чувством покинутости и одиночества. Он хватается за партнера, как потерявшееся дитя цепляется за того, кто заменил ему мать. При этом он ожидает эмоциональной реакции от партнера, показывающей, что тот чувствует его потребность и готов на нее откликнуться. Эти чувства переходят на сексуальный уровень, где они получают выражение в сочетании с генитальным желанием и влечением. Гомосексуальное поведение определяется как смесь "уроборических" (инфантильных) элементов и взрослого сексуального чувства. Гомосексуальные действия — это попытка сочетать удовлетворение потребности в самодополнении с исполнением желания единения с другим человеком. Говорят, что, находясь в гомосексуальной связи, две половины образуют одну личность.
Сближение с человеком другого пола невозможно, если нет соответствующих сексуальных взглядов или сексуальный заряд ослаблен; в противном случае результатом будет неудача и глубокий страх выхолощенности. В сексуальном опыте с представителем своего пола, на против, исключается опасность неудачи — как и возможность успеха. Гениталии не теряют чувствительности; наоборот, гомосексуальный контакт оставляет генитальный орган в состоянии более сильного ощущения, чем до этого; гомосексуал больше чувствует свой орган и меньше тревожится за него, но тело не участвует в передвижении. Сердце не затронуто, и это создает внутреннее телесное ощущение неудовлетворенности, с которым приходится бороться.
В одном новейшем исследовании гомосексуальности, выполненном группой врачей-психоаналитиков, авторы рассказывают об интересных наблюдениях за группой гомосексуалистов-подростков, осуществленных в клинике Бельвю (Бибер И. Гомосексуальность. Нью-Йорк, 1962): "Изнеженные подростки хорошо чувствуют себя в обществе таких же женоподобных гомосексуалистов, лесбианок и "несексуальных" женщин, но, попадая в общество женщин, воспринимаемых как "сексуальные", проявляют сильное беспокойство. Один из них провел ночь в доме своей подружки, когда ее родители отсутствовали. Она пришла к нему в пижаме и легла рядом, в постель, но он "оцепенел", "утратил чувства", как будто его парализовало. *В следующие несколько дней он переживал сильное желание пойти в бар "Гринвич Вилледж" и найти себе партнера — гомосексуалиста".
Тело гомосексуала не в состоянии выносить сильные гетеросексуальные чувства; оно борется с ними, становясь "омертвелым", "оцепенелым" и "парализованным", утрачивая ощущения, а реакцией на эту парализованность и омертвелость становится гомосексуальный акт как попытка вернуть генитальную чувствительность...


* дальше он пишет о латентных гомосексуалистах, красноречивое кажется наблюдение о том, что в "гомо-" связь многие его пациенты "срывались" только в моменты стресса в жизни, в моменты благополучия оставаясь в гетеро-отношениях



...Я же скажу, что утверждать, будто неврозы проистекают от неудачной сублимации гомосексуальных устремлений, — это все равно, что ставить карету впереди лошадей. По моему заключению, именно гомосексуальность является результатом невроза, но никак не наоборот. Все примеры, описанные выше, показывают, что все этиологические факторы, ведущие к неврозам, ответственны и за развитие гомосексуальности, поэтому сублимация гомосексуального желания в дружбу приводит к возникновению невротической дружбы, которая разъедается подавленными (сублимированными в нее) гомосексуальными наклонностями. Утверждение о том, что человеческие существа являются изначально бисексуальными, могло бы быть обосновано только тем фактом, что так называемый "бисексуал" достигает полного удовлетворения своей сексуальной деятельности; но таких фактов нет; я не знаю ни одного из таких людей. Во всех случаях бисексуального поведения, которые я изучал, индивидуум был смущен своей сексуальной ролью, отличался незрелостью личности и несоответствием (неадекватностью) своей сексуальности.
 
Последнее редактирование:

Ira

Well-Known Member
Я думал про Лоуэна вчера - получается, что возникает диссоциация с телом, и по идее, такие люди невротики будут не только сексуальность вытеснять а вообще подавлять и игнорировать потребности тела. И подумалось что можно отмотать через удовлетворение потребностей тела - т.е. нужно себя баловать, массажи, питание, и так далее, развивать "сенсорику" по соционике - телесное, и тогда и сексуальность начнет подключаться по идее. Еще это не только родители - это общекультурный слой христианской цивилизации - что телесное и мирское это грешно, идущее еще от гностицизма (мир зло тк создан по ошибке больным богом)

То есть тут важно изменение на уровне сознания- отношения, и подсознания, (что сложнее).Понимание что было сделано и почему, и почему это неправильно.

Все это напоминает шизоидную разорванность между "телесным" и "духовным", мозг абстрагируется, вытесняет, тело мстит.
 
Последнее редактирование:

planeta_if

Well-Known Member
Ну по идее он об этом и пишет, когда не про анализ, а про "лечение" - что лечение состоит в возвращении телу чувствительности, гибкости и возможности получать удовольствие.. углубление дыхания, табурет егойный для раскрытия грудной клетки и снятия эмоциональных зажимов, которые в ней сидят, и так далее.

а вот то что тело "мстит" мне не кажется.. просто не живет, когда каналы перекрыты
 

Ira

Well-Known Member
Цитата:
а вот то что тело "мстит" мне не кажется.. просто не живет, когда каналы перекрыты
Болезни, это и есть месть тела. Ты-же знаешь что большинство болезней имеет психологическую природу.
Цитата:
Уже говорилось, что гомосексуальность происходит от детского желания связи-инцеста со своей матерью, и это чувство представляет для ребенка неразрешимую проблему. Клинические исследования подтверждают, что мать такого ребенка обычно является незрелой личностью, имеющей нарушения эмоциональности. Часто причиной инцестуальной привязанности матери к сыну является недостаточное удовлетворение и неполнота сексуальной жизни с мужем. Родители, являющиеся зрелыми личностями, находят прямое решение проблемы; но мать, которой свойственны незрелость и эмоциональные нарушения, переносит сексуальные чувства на сына. Это делается не намеренно, но осуществляется разными путями. Мальчик подолгу остается в обществе матери, посвящается в ее чувства, вовлекается в тесную физическую близость, например, помогая ей одеваться и раздеваться; при этом контакты с другими детьми не поощряются. Такое поведение имеет специальное название: "Комплекс близости, связи и интимной зависимости" ("Комплекс БСЗ"). Все это привязывает мальчика. На уровне сознания отношение к нему матери выражается словами: "Это мой мальчик, и он исполнит мои мечты!" Это пожелание толкуется матерью как стремление видеть сына великим человеком, выдающейся личностью, выдвинувшейся благодаря ее стараниям. Тем не менее, невозможно не заметить бессознательную сексуальную окраску этого чувства: мальчик становится любовником матери.
В таких случаях сын неизменно занимает место отца в привязанностях матери. Нередко она приглашает его к себе в постель. В результате у мальчика создается сексуальное возбуждение, с которым он не может справиться; но он не может и отвергнуть мать, и не может выражать к ней сексуальные чувства. У него нет иного пути, кроме отказа от этих чувств, ценой "омертвления" своего тела.
В такой семье отец обычно — такой же невротик, как и мать. Это постоянно подтверждается аналитическими исследованиями обстановки, существующей в семьях людей, страдающих эмоциональными нарушениями. Часто реакцией отца на поведение матери становится враждебность к мальчику, к которому он начинает относиться как к сопернику, подрывающему его позиции. И сыну нелегко придумать, как можно избежать этой враждебности, поскольку мать принуждает его играть свою новую роль.
Отец может отрицательно и критически относиться к мальчику (отчасти из чувства самозащиты), называя его "лизунчиком", и в этом, действительно, бывает заключено немало правды, поскольку мать делает из него неженку, отчуждая его от отца. Беда еще и в том, что у отца есть свои странности, не подобающие настоящему мужчине, с которого сын мог бы брать пример поведения и на кого стремился бы во всем походить. Поэтому враждебность отца только затрудняет для мальчика отдаление от матери; ведь она становится его защитой.
Картинка маслом. Тоже-самое верно для девочки, только к отцу. Тут выход только в разрешениии эдипового комплекса, то есть что "маму иметь хорошо", а соответственно произойдет разрешение на весь ассоциируемый противоположный пол. Все пишут о "разрешении комплекса" но в чем конкретно это разрешение заключается, как-то скромно умалчивают.
 

planeta_if

Well-Known Member
тело не обижается и не мстит, тело только служит и реагирует, у него все ж нет своей воли.. есть только тенденция выживать и заживать, приспосабливаться
 

dok34.ru

Moderator
Да, то, что мы иногда называем местью - просто не всегда разумные защитные реакции
 

Ira

Well-Known Member
То что мы называем местью обычно всегда защитная реакция, поэтому и есть выражения типа "месть природы". Это и имелось в виду про тело.
 

dok34.ru

Moderator
Месть - это реакция эмоциональная. А тело - просто защищается.
Как и природа :)
 

Новые комментарии

Сверху