Любопытные люди

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Корней Чуковский. Близкое знакомство..
[video=//www.youtube.com/embed/RRX4Xnm-uOw]


Продолжение истории Корнея Чуковского..
[video=//www.youtube.com/embed/4uPdvKd28K8]



Ещё продолжение про Чуковского.

[video=//www.youtube.com/embed/_UfrNIB_H4M]

И 4 часть, окончание
[video=//www.youtube.com/embed/Bsj8KbtvzLg]
 
Последнее редактирование модератором:

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Добрые люди, хорошие, дружелюбные,...
Не генетически особые - а живущие по добрым правилам..

Салин
Андрей Александрович
Пушкино
Полюс - рядом
Разговор на краю земли
<u>Друзьям, с которыми выпито много чая
на далеких берегах, посвящается.</u>
У земли есть край! Особенно остро ощущаешь это здесь, на берегу Северного Ледовитого океана. Вот, сидим в чуме у костра, пьём чай, беседуем с хозяином о жизни, о быте, о человеческом счастье... А под береговым обрывом шумят серые холодные волны, омывая бока стамух - севших на мель льдин... Хозяину, ненцу Пупте Окотетто, «первому солдату тундры», 73 года. Первый солдат он, потому что служил в армии дальше всех соплеменников — в Казахстане. Нельзя назвать его стариком. Ум его светел, взгляд раскосых, с азиатской хитрецой, глаз пытлив...
- Охота у нас для того, кто оленей потерял. Мое ружьё пять лет патрон не видало. Зачем зверя бить, если своё мясо есть. Олени для ненца еда, рыба — хлеб.
- Как же, ты, Пупта, в тундре без ружья?
- А кого боятся? Варка (медведь) придёт, крикну ему: «Уходи!». Раз крикну, два — уйдет. Мой крик ему как выстрел. Пинянги (волк) оленя унесёт — ему надо, он хозяин тундры. И мне хорошо — одним слабым в стаде меньше, всё равно отстанет, подохнет... Чай пей... Хада (бабушка)! Хумка (чашки) пустые, налей им...
Жена Пупты, Татьяна, спокойная шестидесятилетняя женщина, наполняет чашки крепким чаем...
- Ты говоришь охота? А кого бить? Нохо (песец) не нужен, денег за шкурку теперь не дают. На шапку брать буду, так он глупый зверь — для него капкан. Нерпу мне сын добудет, жира натопит. Он за рыбой ушел, осенью придёт. Птицу бить не всегда можно — это семья наша. У каждого рода своя птица, та, которая души носит. У нас, Окотетто, вот, нюня (гагара). У Тайбери - хохорей (лебедь)... Ну, если надо кому, то осенью стреляют. Летом нельзя. Прилетит — усталая. Потом любовь у них, как бить? Сидит на гнезде — опять нельзя. Птенцы есть — дай вырасти... Вот, бывает, берём тех, кто на гнездо в конце лета сядет. Пропадут такие - взрослые не улетят и птенцы не вырастут... Да тут ружья не надо — в руки сами даются...
Чай, чай, чай... Пятнадцатая чашка! Для кочевников чай — такая же необходимость, как и воздух. Редко ненец выпьет простой воды, если только зачерпнёт из талой ламбины в горсть, рот сполоснуть... Разговор продолжается...
- Нет. Мы водку мало пьём. Есть такие, кто всё отдал за водку. Оленей пропил, чум, нарты — все ушло. И жена ушла, и детей не помнит. Такие в городе живут — нет у них ничего, пустая душа. А с вами выпьем одну сярку (рюмку). Вы — гости, с вами надо... Таня! Сярку да?..
- Нум нарка (спасибо)! Водку где берёте?
- За мясо берём, за панты (рога). Балочник всё лето на озёрах живёт, у него товар берём. Плохой товар у него. Да нет другого. Что привезут — то берём. От водки у нас много умирают, с других факторий. Наши — нет. У нас спокойно, Неркаги не даёт пить, она сильная нъе (женщина). Дед её шаман был, и хада тоже...
Анна Неркаги, удивительная женщина. Княгиня Байдарацкой тундры, известная писательница и общественница. Мы познакомились с ней на исходе прошлой экспедиции. Много было потом разговоров с людьми, бывавшими в тех краях и общавшимися с Неркаги. Отзывались о ней, как о сложном, противоречивом, неконтактном человеке. Одно слово — Княгиня! Повезло ли нам, или расположили мы к откровенности, но встретила она нас тогда, как добрых гостей...
- Олень для нас, это жизнь наша. У кого стадо меньше четырёх сотен голов — тот нищий, бедный совсем. Считай, зима плохая — сотни не будет. Летом сотню овод загонит. Еда и одежда, чум зимний обновить - полсотни нет. Еще волк своё возьмёт, сколько надо... Тысячу оленей, не меньше, держим. Тогда семья не пропадёт. Каслаем (кочуем) по своим местам. У каждого рода — свой путь. Летом к морю, на зиму к Оби, в тайгу. Олень ходкий. Летом его овод гонит. С ним на месте трёх дней не стоим. Завтра, вот, чумы соберём, пойдём к Святым озёрам...
Олень — потрясающее животное! Выносливый, нетребовательный, он даёт кочевникам всё, что необходимо для жизни в тундре. Забитый олень весь идёт в ход. Ловкие руки девушек сшивают кручеными жилами на костяной игле, края кож для чума. Рукоятки охотничьих ножей и детали оленьей упряжи сделаны из полированного рога. Кости расщепляются, превращаясь в пуговицы и застёжки. Внутренности - корм собакам… Так, каждый олень, принесённый в жертву человеческому благополучию, ещё долгие годы продолжает свою жизнь в качестве предметов обихода...
- Рыбу ловим немного. Сеть ставим на гольца и нельму. Соли мало, бочку берём, чтоб олень увёз. А большую рыбу сын готовит, в Усть-Каре, на всю зиму солит и сушит... Здесь, в тундре, святых озёр много — в них не ловим. Там рыба растёт, ловить нельзя, иначе в другом месте пропадёт. Но вам можно, вы без оленей, пешком ходите. Когда придёшь к озеру, спроси его: «То (озеро), дай рыбы. Мне надо поесть!». И лови. Сколько поймаешь — все твоё...
Ненцы — очень экологичный народ. Их родовые традиции лучше всяких государственных законов и постановлений охраняют природу. Охота практикуется как крайность. Каждое животное, птица, рыба имеют свою душу, освободить которую можно лишь представив убедительные доказательства необходимости этого акта. Так сохраняется исконное равновесие в суровом, но крайне хрупком мире полярной тундры.
В чумах Пупты живут серые гуси - выращенные из маленьких птенцов, распуганных оленьим стадом...
- Олень когда идёт по тундре, всё ест. Ягель ест, и траву, и яйца птичьи, и птенцов. Я птенца если живого вижу - беру в чум. Дочки выкормят — новый помощник появится. Гуси далёко видят, чум сторожат. Кричат, если неладно что. А зимой не хотят улетать — в чуме живут. Кормят их как собак — всем что есть. У меня их пять, и ещё будут! - Пупта с хитрой улыбкой кивает в сторону жены Анны, которая не вмешиваясь в нашу беседу, занимается хозяйственными хлопотами и следит за костром...
Татьяна, неразговорчивая, молчаливая женщина с большими натруженными руками, подарила Пупте пятнадцать (!) детей, которые живы все. У шести сыновей свои семьи, а младшему, Семёну — три года... Дочери взрослые, все уже замужем. Потому в родне у Пупты едва ли не половина Большеземельской тундры и Ямала...
- У меня жена молодец, как белуха, раз в два года рожает! Пятнадцать моих. Еще когда брат умер — его дети, семеро, моими стали. Детей бросать нельзя, позор на весь род. Хуже, чем гостя не принять. А моё стадо большое — семь тыщ. Всем оленей хватит. Шесть чумов со мной живут. Еще три — в горах маток пасут. Все в тундре, все при деле. Это моя семья и моё счастье. Пангальд нёр юр! - Не забываем корней своих!..
Потрескивает в костре смолистый ерник. Над ним, в унисон с ледовитым прибоем, шумит закопчёный чайник. Полог чума откинут, и в светлом треугольнике видно, как ветер колышет белые мохнашки пушицы, над ней — изумрудная полоска моря с островками льда. К горизонту лёд сливается в сплошную линию и растворяется в дымке. Где-то там, за льдами — Полюс...
Через три года мы получили письмо от дочери нашего друга. Сердце Пупты не выдержало, его не стало... Но большая семья не распалась. Старший сын, Павел, взял на себя всё огромное хозяйство отца и объеденил род своим именем. Пасутся тысячи мохнаторогих оленей на древних пастбищах Байдарацкой тундры. И, по прежнему ждут гостей тёплые чумы Окотетто. До свидания! Лакамбой!
оз. Манясейто — г. Пушкино, 2009г.
 
Последнее редактирование:

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Не ностальгия, но лучше куда вставить не придумал..
.
Привлеку внимание и к описаниям, и к людям в этой компании. Имхо - хорошие люди :)
Добрые тоже..
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Пока тоже тут.
, встреча ковбоев и индейцев.
И тоже хорошие люди :)
Эх и много хороших людей, единомышленников!
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
.
Те, кто хочет верить в сказки :)
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54

С огромным уважением к отваге двух петербужиц выкладываю ссылку на дневник
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
fiona (30.11.2013, 21:36) писал:
Раз такое дело, я тоже выложу кое-что про свой поход этим летом https://www.youtube.com/watch?v=uraskF5xsjs&noredirect=1
Погуляла с украинскими хлопцами и дивчинами в облаках .
Я вернулась, Док
Ура! Я рад :)
Я сейчас как разщ гуляю, собственно :)
С одноклассниками :)
Масса откровений и несколько признаний получилось :)
С возрастом мы мудреем :)
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Кого же любят женщины?
О важной роли красоты в жизни мужчины.

...Цитата:
Замазав через полчаса синяки на лице и на теле йодом, решил всё-таки сходить в увольнение -- зря, что ли страдал! Тем более что друг Витя Марченко уже продумал программу вечера, и в ней для меня уже прописана роль. Оказывается, он в ДК "Строитель" присмотрел девчонку, а она всё время приходит с подругой. Моя задача -- отшить её. Возражения не принимались, поскольку не поддержавший друга в сердечных делах, хуже Иуды Искариота, Иудушки Головлёва и всех остальных иуд. Витя обладал даром убеждения, и я без особой радости потащился с ним. Однако его пассия впечатления на меня не произвела, а подруга вообще оказалась -- на трезвую голову -- страшнее атомной войны, о чём в перекуре между танцами без излишнего дипломатизма и было заявлено другу. Тем более, что меня буквально сразила необыкновенно милая девушка, которая грациозно кружила в вальсе свою подругу с косою ниже пояса. Поэтому тоном, не допускающим возражения, предложил другу изменить планы на вечер:
-- Вон две девчонки, тебе та, что с косой, а я ту, в голубеньком...
-- Мне что-то не очень...
-- Зато мне очень. Теперь ты пострадай. Хотя -- глаза открой, прелесть девочка.
Мармута на удивление легко согласился и вот я уже танцую с девушкой, которую сразу заприметил в зале, и только искал повод, чтобы её пригласить. Жутко комплексовал из-за своих синяков, поэтому с первого раза даже не спросил имени. Только оценил, какая гибкая у неё талия, как тонко она чувствует ритм и как божественно пахнут её волосы. Её рука невесомо лежала на моём плече, а на губах блуждала улыбка, от которой у меня кружилась голова. Проводил, поблагодарил за танец и отрулил. Для себя решил, следующий танец знакомлюсь и спрашиваю разрешения проводить. Но следующий был быстрый -- подёргались в соседних кружках, невзначай наблюдая друг за другом. Что-то много курсантов училища связи собралось вокруг них. Только я оттёр плечом конкурентов и изготовился пройти к ней, как объявили "Белый танец" и мне пришлось развернуться на полпути. Каково же было моё восхищение, когда это божественное создание само подошло и пригласило на танец. Кровь ударила в голову, и я с трудом пытался скрыть радость. Поборов известную фобию перед красавицами, спросил имя и представился сам. Осталось договориться о "проводить", но Мармута, зараза, совсем забросил операцию по моему прикрытию. Подруга крутилась рядом. Пришлось ему сделать незаметно внушение по печени и раскрыть всю неправоту и порочность его поведения. А то, блин, затеял разборки с "чернопогонниками" по поводу того, чем занимается десантник, "пока связист мотает катушку". Мне больше заняться нечем, кроме как разбираться с молодой порослью училища связи. "Внушившись", Витя, молодец, сразу проникся, увёл куда-то подругу, и вот я уже подаю моей избраннице её пальто. Дальше "Остапа понесло". Я лез из кожи и демонстрировал свою галантерейность, эрудицию и красноречие. Трагическая судьба Монтесумы..., в каких "родственных" отношениях Мартин Идеен и Джек Лондон..., где расположен лучший город на свете Житомир... Господи, я никогда в жизни не говорил столько слов подряд! Боялся, что в паузе она может сказать:
--Спасибо, я уже пришла...
Не сказала, слушала внимательно и даже согласилась встретиться на следующий день. День этот был 8 Марта и ко многому обязывал. Но для начала надо было провести три оставшиеся схватки на первенстве училища, про которые я уже стал забывать.

***

Афанасьев, впрочем, напомнил прямо с утра, наговорил кучу комплиментов за вчерашнее и строго наказал, что вторую схватку сегодня надо выиграть кровь из носу, команда очень сильная, и будет решаться вопрос, кто выйдет в финал. Стал рассказывать про моего будущего соперника. Я легкомысленно ответил:
-- Сделаем...
Хотя спроси меня кто-нибудь, о чём сейчас шла речь, вряд ли вспомнил бы. Мысленно я был в другом месте и, что особенно важно, совершенно в другом обществе. Во сколько освобожусь, где найти цветы, поцеловать, когда буду поздравлять или просто пожать руку... Вдруг обидится? Господи, у кого бы совета спросить? Капустина или Толкачёва, как назло, нигде не видно. А потом, куда её вести, на улице зима в полном разгаре, через час дуба дашь. Кафе, кино... Какие-то "Генералы песчаных карьеров" идут, только за билетами, говорят, столпотворение. Эти проблемы вихрем кружились в голове, а сердце заходилось в сладостной истоме -- какая, на фиг, борьба!
Как, какая - самбо. Вот мы уже приветствуем очередного соперника. Я пытаюсь настроиться на схватку, но она неожиданно не состоялась. Что-то там произошло у моего противника, и он не вышел на ковёр. Может, травму получил, а, может, поверил в тот бред, что Юрка про меня рассказывал? В любом случае я сильно не расстроился. Зато огорчился, когда увидел соперника по второй. Я ещё вчера обратил внимание, как он красиво и досрочно завершил две свои схватки. А сейчас в полной мере почувствовал его мощь и технику. Этот смотрел, как будто я ему что-то должен. Юрка орал, как резаный. Две наши роты почти в полном составе по периметру ковра сходили с ума, готовые по малейшей команде броситься на выручку в рукопашную. Мы же пару раз валились на ковёр и таскали друг друга мордой по нему, пытаясь перевернуть на спину. У меня физиономия, локти и колени стёрты в кровь. В горячке я ничего не чувствовал, еле достоял до конца и победил с преимуществом в два очка. Рота едва не додушила в дружеских объятиях.
Но поплохело мне по настоящему, когда я посмотрел в зеркало. Вчерашние фингалы выглядели мелкой картошкой по сравнению с тем, что я увидел сейчас! Да как с такой "мордой лица" идти на свидание? Ужас и смятение, что делать? У меня пока нет ни адреса, ни телефона необыкновенной девушки. Да и не мог я не явиться на первое же свидание! Мармута же крутился рядом и на полном серьёзе предлагал новый план вечерних мероприятий. Его оттёр Афанасьев. Я уже почти ненавидел своего нежданного освободителя от наряда и мимолётного тренера по самбо, но Юрке было глубоко плевать на мои переживания. Он прискакал в раздевалку разгорячённый после своей схватки и полный новых планов:
-- Осипеныч, мы -- минимум вторые, а у тебя уже третье личное. Давай сейчас с Липеевым так же продержись и будешь второй, а если выиграешь чисто...
-- Юра, пошёл ты...
-- Не понял, ты чего?
-- Слушай, я вчера с девчонкой познакомился, а с такой рожей даже в морг не пустят.
-- Да ладно, мужчину шрамы украшают,-- Юрка не терял оптимизма.
-- То шрамы, а у меня на физиономии просто живого места нет.
-- Не дрейфь, прорвёмся! Хочешь, с тобой пойду?
-- Ага, и остальную роту захватим, в качестве силовой поддержки...
-- Да, ладно... Слушай, ты только не давай захватить ему за пояс сзади. Он кроме бедра ничего не делает. Ты свой пояс ослабь, а ему в живот одной рукой упрись и не подпускай ближе...
Афанасьев гнул своё, не оставляя мне ни времени, ни шансов терзаться сомнениями. На ковёр я вышел без особого энтузиазма, чего не скажешь про моих болельщиков. Они не хотели знать, что я вообще-то легкоатлет и сюда попал случайно, жаждали только победы. Мне действительно удалось почти всю схватку продержаться против чемпиона округа, упираясь кулаком в живот и не допуская нужного захвата. Только в конце он, не на шутку разозлённый, пожаловался судье на мой распущенный пояс и тот лично завязал его потуже. На этом моё везение закончилось. Противник неожиданно со свистком судьи бросился на меня и цапнул рукой за пояс на спине. Когда, мелькнув пятками под потолком, я впечатался спиной в ковёр и попытался перевернуться, Липеев прижался ко мне своей небритой щетиной, из-за чего любое движение вызывало мерзопакостное ощущение, что тебя трут крупным наждаком. Поскольку на роже и так не было живого места, я позорно позволил вырвать руку и сдался на болевой. Никто меня не упрекал, даже скорей наоборот. Оказывается, всех остальных он уложил за одну минуту и мало кто ставил, что я продержусь дольше. Главное, что всё!!! Я свободен, увольнительная ждёт у дежурного по роте. А потом...
Не дожидаясь награждения и стараясь не смотреть в зеркало, я помылся и переоделся в парадку. Но даже беглого взгляда хватило, чтобы понять, что -- красавЕц! Правда, левая половина лица пострадала меньше. Значит, буду стараться поворачиваться именно этим боком.
-- Ты куда?-- Мармута не терял надежды использовать меня по своему плану.
-- Сгинь, Витёк, не до тебя!
-- К ней? Как зовут? Где живёт?
-- Отстань, зараза. Ты к стати подружку-то проводил? Девочка замечательная, одна коса чего стоит.
-- Да ну, заумная больно.
-- А тебя на тупых профурсеток, без вопросов и комплексов тянет?
-- Нет, просто, мне кажется, я ей не очень...
-- Ты крестись, когда "кажется" и пока тебя конкретно не послали и самому нравится -- дерзай! Ладно, я пошёл.
-- Всё, блин, готов! Был человек и -- нет, -- пробубнел Мармута мне в спину.
Не знаю, почему он сделал такой вывод, но сердце у меня, действительно бешено колотилось, и летел я как на крыльях. Такого со мной ещё не было. Уже через час, держа в руках букет тюльпанов, стоял на кругу в районе рязанских новостроек Песочное. Моя избранница появилась почти без опоздания, взяла букет и, засмущавшись, убежала, чтобы отнести цветы домой. Оказалось, место встречи "простреливалось" из окон её квартиры, да и соседей тоже. А я как единственный "тополь на Плющихе" припёрся заранее и ходил на морозе с букетом на перевес, привлекая всеобщее внимание. Сам-то по началу подумал, что она, увидев мою физиономию, просто испугалась и теперь -- всё, больше не выйдет. Обида и огорчение сменились радостью, когда она вновь появилась и потащила меня вон с остановки. Я с удовольствием бросился за ней...
Остальное, известно. Для меня перестали существовать другие девушки, что через полтора года логично завершилось свадьбой. Вспоминая наше знакомство, я спросил, что она думала про мои синяки. Ответ меня озадачил:
-- Какие синяки?
-- Да у меня на роже живого места не было!!!
-- Не заметила!
Вот так-то. Так что вынимайте, мужики, серьгу из ноздри, подтягивайте портки на талию и хватит накрашивать чубчик. Настоящих женщин в нас интересует совсем другое. Что именно -- величайшая загадка природы. Они сами об этом не говорят.
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
О чем думают другие мужчины?
Этот вопрос задают себе многие. И в каком-то возрасте приходят к выводу, что ..все другие успешны и всегда уверены в себе, а вот я...и впадают в панику :)
Фиг :)
Кусочек истории свежеиспеченного лейтенанта-десантника.
Это - реал. Он, как и мы все - тоже это прошел :)
Цитата:
Первый урок в полку
-- Скажите, дедушка, правда,
в армии тяжело служить?
-- Нет, внучок. В армии легко.
Это в полку тяжело...
На пионерском слёте

Я впервые вижу подчиненных мне сержантов. Один ровесник, двое других постарше. Русский, литовец, татарин. Смотрят на меня с живым интересом. Как же -- взводного дали! Мучительно соображаю, с чего начать. Как будто я не готовился к этому разговору долгие четыре года в училище. Переклинило напрочь. Смог что-то невнятное спросить про боевую подготовку. Получив исчерпывающий ответ "нормально", опять молчим. Ни на одном экзамене я не чувствовал себя так неуютно и беспомощно...
Положение спас замкомвзвода сержант Тихонов:
-- Разрешите вопрос?
Ну, думаю, сейчас что-нибудь про новую технику, тактику или организацию... К этим вопросам я готов. А он:
-- Ночевать сегодня, на чём будете?
-- А есть, что будете на ужин? -- это вопрос от Каримова.
Мой лепет на тему "пойду, что-нибудь куплю" был пропущен мимо ушей.
-- В чемодане, наверное, только парадная форма? -- это уже Вайшвилас.
И смотрят, как на убогого.
-- Да я и на полу могу,-- хоть как-то пытаюсь сохранить лицо.
Последний кол в мой агонизирующий авторитет вбил Тихонов:
-- Жену тоже туда положите?
Откуда они всё знают? Я два часа как в полку! Жена вообще не заходила, сидит на КПП! И тут я окончательно понял, что первый свой экзамен в полку я блестяще, с оглушительным треском провалил. Эти сержанты в жизни разбираются гораздо лучше меня. Без политеса и дипломатии доходчиво объяснили, о чём я сейчас должен думать.
-- Разрешите идти?!
Они ушли, я направился в канцелярию
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Продолжение...просто о хороших людях :)
Добрых и дружелюбных. Альтруистичных.
На практике :) Цитата:
Комната, "семнадцатка", оказалась чистенькой, с аккуратной печкой. Сиротливо жался к стенке не вывезенный старыми жильцами сервант. Пока мы его рассматривали, раздался стук в дверь. Каримов держал под мышкой два сухих пайка и был подчёркнуто вежлив: "разрешите войти", "разрешите обратиться" и т. д. Он возглавлял небольшую процессию, в которой бойцы несли две солдатские кровати, матрацы и постельное, две тумбочки и две табуретки. В одной из тумбочек гремели два комплекта солдатской посуды. Завершал процессию разведчик с мешком за плечами. Глупый вопрос был пресечён на корню:
-- Это картошка и лук, если что ещё надо, завсклада -- мой земляк. Разрешите идти!?
Слушая радостный визг жены, я, конечно, сделал вид, что лично всё так здорово организовал. А сам первый солдатский урок запомнил на всю жизнь и в любом качестве и должностях делал всё, чтобы у молодых лейтенантов был кров, постель и стол.
Спасибо, бойцы, за науку.
Действаительно искреннее спасибо!
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
И снова добрые люди :)
Цитата:
Пылесос
Жёны, которые содержат дом
в образцовом порядке, - это жёны,
которые больше любят дом, чем мужа.
Янина Ипохорская
Если кто-то уезжал из дому, служа вдалеке, тот меня поймёт, почему после отпуска кисти рук с неделю болтаются ниже колен. Могли бы родители, квартиру засунули бы в чемодан. Квартиру не могут, то хотя бы содержимое подвала. Всё ж не просто домашнее, практически со своего огорода, да ещё приготовлено так, как ты в детстве любил. Попробуй не взять, кровная обида. Словом, гружу в машину я два чемодана каждый весом с меня. И ещё пару-тройку коробочек, весом с жену, ну и мелких пакетов-авосек, килограммов по семь с пяток. Я что, да я с удовольствием, но машина только до поезда. "Загрузим, поможем, не на себе ж нести"... Можно подумать, что поезд останавливается аккурат у подъезда наших "чёрных" ДОСов. Словом, уболтали. Это ладно, но как меня с пылесосом переклинило, не знаю, но это точно было затмение.
На узловой станции ждём проходящий поезд, билеты в общий вагон. Приехали заранее, поэтому, убивая время, заходим в хозяйственный магазин, а там красуется на видном месте пылесос "Аудра". Не какой-нибудь дефицит, а что-то запредельное. И просто магические слова - "повышенной комфортности". Жена как увидела, так и заявила, что о таком мечтала всю свою сознательную жизнь. Предупреждал же, чтобы ничего в присутствии родителей не хвалила! Мама сразу: "Покупаем". Я пока соображал, в чём заключается его комфортность, "Аудра" уже у меня в руках, такой небольшой кубический гробик на ленточке.
Всю опрометчивость своего поступка понял, когда подошёл поезд, мы бросились разгружать машину, а к единственному общему вагону устремилось человек сорок! Практически все, кто в этот момент присутствовал на вокзале! А у меня билеты без мест, зато жена и восемь мест багажа, не считая пылесоса. В хронике иногда показывают, как в послевоенной Москве болельщики на подножках трамваев, свисая из окон, подъезжали к стадионам, где предстояла встреча ЦДКА - "Динамо". Этот вагон выглядел ещё хуже. Проводник, не будь дурак, не выходит, стоит в тамбуре, боится, что назад не влезет. Народ напирает так, что вагон грозит перевернуться. Моя маневренность практически равна нулю. Я проклял всё на свете! Вишу на подножке, в руках чемоданы, грудью вдавливаю в вагон жену, а мне практически на голову отец кладёт коробки и с самого верха пылесос. Мама, дай ей Бог здоровья, прижимает к груди ещё какой-то кулёк, который я в машину не грузил, а она захватила на всякий случай, вдруг будет место...
Когда всё-таки тронулись, и поезд на стыках потихоньку растряс пассажиров, я буром двинулся по вагону, утрамбовывая на верхних полках чужие чемоданы и рассовывая своё добро. "Аудру", если бы пролезла, с удовольствием выкинул бы в окно. В конце концов, удалось её пристроить практически в тамбуре.
- Украдут, - взмолилась жена.
- И чёрт с ним...
- Жалко, новый, - она его уже любила больше, чем меня.
В каждом отсеке ехало человек по семнадцать-двадцать. Сидели так плотно, что когда кто-то вставал, двое рядом вздыхали и всё! Места нет. Проехал с полчаса стоя, наслаждаясь духотой, ароматом стандартной дорожной снеди, потных тел и запахом носков счастливцев, взгромоздившихся на верхние полки. Эдуард Ромуальдович отдыхает. Потом забрал жену и пошёл в вагон-ресторан. Господи, как там хорошо! Не жарко, пахнет вкусно, можно сесть. Есть не хотелось, но мы часа три мучили какой-то салат с сухим вином, потом упивались холодным чаем. Уходить не хотелось, но, увы! Напирали голодные пассажиры, а официанты уже три раза спросили, будем ли мы ещё что-то заказывать.
Забыл сказать, что в тот раз я сделал ещё одну ошибку - я ехал в форме. Проходя к выходу, услышал в спину чей-то смешок и резанувшее ухо словосочетание - "петух гамбургский". Поворачиваюсь и ловлю взгляд одного парня в шумной компании из шести человек, сидевших через один столик от нас. Сказав жене "догоню", возвращаюсь к шутнику. Удачно получилось, что он один из компании бел нестрижен. Беру его рукой за загривок и проворачиваю пятерню и подтягиваю к себе.
- Ты что-то сказал? - шепчу на ухо.
- Не, я ничего, - склонив голову на плечо и оторвавшись от сидушки, отвечает парень.
- Может кто-то из вас? - обращаюсь ко всей честной компании, не отпуская, впрочем, патлатого.
- Это не мы...
- Что "это"?
- Так ничего...
- Тогда, ладно, - я отпустил пятерню и, выходя из ресторана, долго стряхивал с ладони прилипшие выдранные с корнем волосы.
- Что ты пристал к ним? - запричитала жена.
- Шагай за мной, - я не был склонен к пространным объяснениям. Адреналин ударил в голову, и сердце билось в учащённом ритме, организм на боевом взводе. К нашему немалому удивлению в одном кубрике общего вагона оказались свободными два места.
- Здесь занято, - вякнул кто-то с верхней полки.
- Появится - разберёмся, - бросил я, и мы, более-менее, комфортно разместились.
Но не надолго. Появилась знакомая до боли компания и с удивлением обнаружила, что их места заняты. Двое встали на выходах из кубрика, облокотившись локтями на верхние полки, двое потеснили попутчиков и сумели сесть, а один завёл разговор с лежащей над нами женщиной на предмет, не примет ли она его на жительство к себе на полку. При этом он нависал над сидящими внизу и топтался по их ногам. Первая не выдержала моя жена и сделала замечание. Он бросил в ответ что-то легковесное и продолжил подлизываться к тёте, которую почему-то называл тёщей. Пришлось подняться.
- Не будете, сударь, столь любезны..., - начал я, но закончить фразу не успел.
- Как тесен мир, - сказал парень, - я сейчас.
И удалился. Взгляды оставшихся членов команды доброжелательными назвать можно было с очень большой натяжкой. Я приблизительно представлял себе вторую часть марлезонского балета и мучительно соображал, как, не нервируя жену, без лишнего театра и пафоса снять китель. Рубашки у меня есть, а китель один и мне его ещё два года носить, надо бы поберечь. За остальное я был спокоен, как питон, недавно проглотивший антилопу. Сколько их там в тамбур со мной выйдет, ну, двое, максимум трое, больше не развернуться. Ну, может, если очень ловкие, достанут пару раз, есть из-за чего беспокоиться!
Однако я не угадал. Парень нахально раздвинул пассажиров, сидящих напротив, локтем сгрёб в сторону чужую снедь на столе и стал выставлять свою. Особо нахваливая грибы, которые купил на полустанке, называя их мало аппетитным словом "гробы". Потом водрузил бутылку, из которой хорошо плеснул в два стакана.
- Товарищ лейтенант, хочу выпить с вами, не откажите.
Как ни крути, это выглядело гораздо привлекательней, чем тупое приглашение выйти, переброситься парой слов в тамбур. Ещё не окончательно осознав, что драки не будет, я встал и снял, наконец, китель. Отдал его жене, вздохнул свободно и ответил:
- А чего ж с хорошим человеком не выпить!
Мы выпили, повторили, а потом вышли в тамбур и, действительно, поговорили. Компания оказалась курсантами Вильнюсского училища МВД. Неплохие ребята, они извинились за неудачно обронённое слово их случайным знакомым. Потом в Вильнюсе помогли мне найти и дотаранить до автовокзала мои пожитки, в том числе и пресловутый пылесос. Иначе бы я его точно оставил, как трофей, проводнику.
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Тут..тут разные люди, и добрые и не очень :)
Замечу, что автор явно постарше и мудрее свох бойцов-амбалов..
Цитата:
В заключение посетили аэродромы, наиболее похожие на те, что предстоит захватывать. Всё типовое, но у каждого свои особенности. Заходим в одно из технических помещений КДП. Там орудует солдатик: метр пятьдесят в прыжке и весом килограммов сорок в сапогах. Шея торчит из кителя, как карандаш из стакана.
-- Что можешь сделать, чтобы навредить, -- спрашиваю.
-- Вот этот блок вытащить, вот этот тумблер включить...
-- Запомнили, -- это я уже к своим, ответственным за это помещение двум разведчикам по метр восемьдесят, здоровых, обвешанных железом.
-- А что ещё?
-- Могу... оказать сопротивление!
Громче всех заржали сопровождавшие нас летуны. А зря. Молодец, боец!
Соврал, уточняю.
Заржали не бойцы-десантники а "свои" якобы летуны.
А десантник отнесся с уважением!
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Выкладываю...как пример самообладания.
Да, экстремального.
Но - как один, старший учит своим живым примером младшего. Цитата:
В самом конце проверки по огневой недавний выпускник разведывательного факультета Академии Фрунзе майор Поповских решил вне плана дополнительно проверить метание гранаты в наступлении. Надо значит надо. Организовали точку, дали проверяющему списки и табурет, и завертелась работа. На "москвича" приятно смотреть. ЦеПковская фуражка, новая шинель и шитые на заказ сапоги. Просто картинка. И ведёт себя достойно: никакой "пурги", голос не повышает, доброжелателен. Бойцы, прикрывая самое ценное противогазом, орут дурными голосами "Ура!" и бегут в атаку вслед за брошенной гранатой. В квадрат попадают, всё нормально.
Так было... пока на огневой рубеж не вышел рядовой Тубис. Не знаю, что там у него переклинило, но он с таким остервенением дёрнул кольцо, что оно осталось в руках, а вот граната полетела в противоположную сторону, и упала как раз перед проверяющим. Бойцы мою команду "Ложись"! выполнили сразу и охотно. Мелькнула даже злорадная мысль о том, как будет выглядеть представитель командующего в осенней грязи в новой шинели. Но он-то как раз падать не торопился. Более того, встал, одел табурет на руку и в последнее мгновение перед взрывом присел, закрывшись импровизированным щитом. Вот это да! Мы только рты открыли. Добил он нас через пару секунд, когда брезгливо смахнул перчаткой вонзившиеся осколки, сел на табурет и спросил:
-- Фамилия? Тубис? Оценка -- "два". Следующий.
Мне даже расхотелось орать на солдата, где и когда мы могли бы вот так запросто получить такой урок самообладания.
Оно как раз понадобилось мне на следующее утро. После чистки оружия, которая завершилась в 6:00, я буквально на час ушёл домой привести себя в порядок и позавтракать. Возвращаюсь в роту и замечаю нездоровый ажиотаж вокруг полкового медицинского пункта. Двоих с разбитыми носами под руки заводят вовнутрь. Мелькают белые халаты, вокруг кружат "политрабочие". Какое-то нехорошее предчувствие холодом вошло в живот. И не зря. При входе в столовую, оказалось, рота столкнулась с выходящей ротой 1-го батальона. То ли с недосыпу (две ночи на ногах), то ли с дурного ухарства разведчики кулаками расчистили себе дорогу. Всё, блин, сдали проверку. Сейчас начнётся...
Построил роту и задал единственный вопрос:
-- Чья работа?
Выходит "годок", которого, отмазывая от стрельбы за никчемность, я поставил в наряд. Вот зараза! Как же у меня чесались руки! Но, вспомнив урок самообладания, только сказал:
-- Всё, бойцы, дальше можно не уси...ться. Он за нас уже проверку сдал.
Не знаю, то ли потому, что челюсти уцелели, то ли потому, что пострадавшие были "дедами", то ли КэП вступился, но публичной выволочки мне удалось избежать. За проверку роте сняли балл и поставили "хорошо". И то хлеб...
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Много хороших людей. Все.
Цитата:
Получка
Есть вещи важнее денег,
но без денег эти вещи не купишь.
Проспер Мериме

За талант солдату можно многое простить. Но Сереге Ильиных и прощать-то по большому счёту нечего было. Бегал-стрелял не хуже других, тих и безотказен, а рисовал великолепно. Сатирическая газета, которую он оформлял, была знаменита на всю дивизию. Солдаты узнавали себя в дружеских шаржах, надрывали животы и с нетерпением ждали следующих выпусков. Я даже расстроился, когда на него пришёл приказ об увольнении.
Сидим с командирами взводов в канцелярии, разговариваем о жизни. Ждём получку. Вспомнили о Серёге. Куда он теперь. Детдомовский, круглый сирота, всё его имущество на нём.
-- Давайте, говорю, скинемся и купим парню часы на память
-- Если по "чирику", то можно хорошие найти, -- поддержал Коля Игнатов.
Вдруг стук в дверь, заходит "Космос" -- старшина из срочников, с ним два замкомвзвода.
-- Товарищ старший лейтенант, -- это ко мне, -- мы вот пришли сказать, что рота решила всю получку отдать Ильиных.
Мы с офицерами только переглянулись. Какая-то телепатия!
-- Как это "рота решила"? А если кто не может?
-- Нет, все и до копейки. Месяц обойдёмся без булдыря.
Отправляю Ильиных с какими-то бумагами в медицинский пункт, а сам строю роту.
-- Это правда? Может кому-то не обойтись, не всем же родители присылают?
Нет, и всё! У меня ком к горлу. И это мои оторвяги, за которыми глаз да глаз и которым сам чёрт не брат, смотрят прямо в душу и как бы говорят: "Ну, как ты не понимаешь"... Да понимаю я всё, только от вас не ждал.
Прибежал Ильиных, просится в строй. Объявляю ему решение роты и вручаю пакет с деньгами.
-- От офицеров подарок получишь позже, а от меня вот тебе увольнительная на трое суток, пойди, купи себе, что надо из одежды и вообще...
Смотрю, у парня слёзы на глазах. Сам, еле сдерживаясь, шмыгнул в канцелярию.
Через неделю первые "дембеля" пришли прощаться. Пока слова, благодарности-пожелания, Серёга Ильиных, стоявший чуть сзади, нет-нет, да и посмотрит себе на руку, словно лишний раз хотел убедиться, что часы на месте.
Где ты? Как сложилась твоя жизнь, солдат?
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Много хороших людей :)
И один намек Цитата:
Инспекция
Старики ходят медленно
не потому, что у них болят ноги,
а потому, что им некуда спешить.
Богдан Лебл

Мне эти двое сразу не понравились. Уж больно лощёными они выглядели. То, что форма с иголочки, и фуражки шиты на заказ -- еще туда-сюда, а вот кожа, как у младенцев -- это было слишком. А я даже с мылом не мог убрать грязь, которая, кажется, забилась в ходе ночного вождения и марша с танкодрома в парк под мою задубелую, как кирзовый сапог, кожу.
Стою, помятый и не выспавшийся, буквой "зю" у входа в роту, отчищаю щёткой грязь с сапог. Механики выгружают из ГАЗ-66 барахло в кладовку. Быстренько приводим себя в порядок -- и в столовую, старшина держит для нас завтрак. Рота давно поела и под руководством взводных занимается в спортзале.
Боковым зрением вижу полковника и подполковника в красных фуражках с общевойсковыми эмблемами, идущих в сторону нашей казармы. Может, к связистам? Последняя надежда рухнула, когда они прямой наводкой направились в расположение разведроты. Слышу, как орёт дневальный, как докладывает дежурный. Бросаю щётку, захожу следом, представляюсь. На лице подполковника заметил гримасу брезгливости, когда он, осмотрев меня снизу вверх, демонстратив-но уставился на мои юфтевые сапоги, один густо намазанный кремом, другой на палец толщиной в пыли с ошмётками прилипшей грязи. Будь его воля, уверен, на этом бы и завершился осмотр роты. Но командовал парадом полковник, который начал методично опускать меня до уровня плинтуса.
-- Какое должно быть расстояние от стенки до кровати? А у вас, почему тридцать сантиметров?
-- Сколько людей в роте? А на сколько человек должен быть один сосок в умывальнике?
-- Какая длина ножного полотенца должна быть? А почему они у вас, как носовой платок?
Главное, полкан вопросы задаёт, а подполковник то рулетку достанет, отмерит, то блокнотик, и тут же строчит.
Тут полковник задаёт главный вопрос:
-- Вы знаете, сколько вам лет понадобится, чтобы исправить оценку, которую поставит Генеральная инспекция?
Видя мою задумчивость, сам же и ответил:
-- Лет десять, пока мы ещё раз проверим ваш полк. А вы пока даже на тройку не тянете.
Вот чёрт. Плакала моя отличная оценка. Они же по плану проверяли соседнюю дивизию, а мы сдавали рядовую проверку за год. Только ночью закончили, и всё было здорово. Знал бы об их визите, старшина развесил бы целковые полотенца, на которых и муха не сидела, и кровати бы сдвинули... Да к таким мероприятиям вообще за полгода готовятся, и встречали бы их зам по тылу ВДВ со своим начвещем и другими! А тут принесла нелёгкая на мою голову внезапную проверку. Почему-то зло у меня было только на холёного подполковника, я смотрел на него красными с недосыпу глазами и не находил слов для ответа, в мозгу крутились почему-то одни матюки, которые по этике приёма высоких проверяющих были уместны не очень...
Вдруг слышу команды раскатом "Смирно!", "Ещё смирнее!!!" Выскакиваю ко входу. Стоит поддерживаемый с двух сторон генералами Маршал Советского Союза Москаленко. Знаменитый, заслуженный, но, как бы помягче, очень немолодой. Кириллу Семёновичу было под 80. Доложил.
-- Где рота, командир?
-- В спортзале, товарищ Маршал.
-- Пойдём, покажешь...
Мои полковник с подполковником к стеночке прижались, подбородочки вытянули, едят глазами начальство, не дышат.
КэП мне шепотом:
-- Давай вперёд!
Ну, опередил я их на 5 секунд, что можно было бы за это время сделать? И делать ничего не стал. Я поймал вопрошающий взгляд зама и дал команду: "Как обычно. Вперёд!"
Заходит Маршал, жестом показывает, чтобы команду не подавали. А там настоящая круговерть: груши-макевары лопаются от ударов, на ковре пятки подлетают до потолка и бойцы своими телами пытаются пробить до пола татами, в углу летают ножи, топоры, лопаты, на подкидных мостиках сальто с макетами автоматов и всё в движении. Постоял, посмотрел Маршал на это дело, поворачивается ко мне, протягивает руку и говорит:
-- Молодец, командир. Отлично!
Подхватывает его свита, и повела обратно. Довели до машины, дверь открыли, выдвинулось сидение, на него Маршала усадили, и вместе с сидением аккуратно на место. Дверца "хлоп" -- и до свидания. Какой божественный аромат от машины, увозящей высокое начальство! Следом рванула "Волга" комдива и УАЗик командира полка. На крылечке стоит сладкая парочка, руки у козырька, пока машина Маршала за поворотом не скрылась.
Подполковник мне и говорит:
-- Ну, мы посмотрели, всё в целом, наверное, не так уж плохо, четвёрку можно поставить.
К нему поворачивается полковник:
-- Ты сколько в генеральной инспекции? Полгода? А я пять и ещё хочу. Ты слышал, что Маршал сказал?
После этого протягивает руку мне и добавляет:
-- Отлично. Всё у вас отлично, товарищ старший лейтенант!
А ещё говорят "Жалует царь, да не жалует псарь". По всему видать, старый фронтовик держал свою "райскую роту" (так в войсках называли генеральную инспекцию) крепко, да и рукавички носил явно не лайковые...
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Две истории. Мужчина, настоящий мужчина - остался на домашнем хозяйстве...
Эпиграф тоже ничего :)
Цитата:
Папа на хозяйстве
Домашняя работа - это то,
что замечаешь, когда жена
перестаёт это делать.
Эван Эсар
Это было редко. Ну, чтобы меня оставляли одного дома да ещё с детьми. Значит, должно было запомниться. И запомнилось. Окружающим надолго, сыну на всю жизнь.
Жена, неожиданно увозимая "скорой", смотрела на сына обречённо с пронзительной жалостью. Я, пообещав, что "никаких солдат, сам присмотрю", вогнал её в ещё больший ужас.
С сыном вообще проблем было немного, он рос шустрым, послушным и здоровым, но очень худым ребёнком. Таким худым, что сам по себе служил немым укором маме. Если честно, то проблема с ним была вообще только одна - накормить. В этом деле сын был настоящий деспот, кровь пил здоровыми ложками по пять раз на дню. Для мамы это был ежедневный многочасовой и практически непрерывный ритуал: приготовление свеженького, уговоры покушать, кормление, долго-нудное тщательное пережёвывание, открывание рта для проверки проглатывания, ...рвота, приготовление свеженького, кормление, контроль проглатывания, тщательное оберегание в покое, чтобы не дай Бог... Хорошо, если получалось со второго раза. К пище он относился очень придирчиво, блюдо должно быть свежеприготовленное, строго подходящей температуры, любую овощ или зелень приходилось тщательно маскировать мелко потёртым помидором или майонезом. О том, что сын накормлен, жена говорила с гордостью приблизительно такой, как докладывали наши командиры о взятии Рейхстага.
Когда мы остались одни, я сразу решил выполнить обещанное и, для очистки совести, накормить сына. Мастером по части готовки я был не очень, но умище и высшее образование подсказали методологию решения проблемы. Для начала проштудировал раздел "Каши" в книге "О вкусной и здоровой пище". Практически сразу на кухне были обнаружены стратегические запасы манки, и дело закипело. Точнее в здоровенной кастрюле закипела слегка подсоленная вода. Далее строго по рецепту надо сыпать понемногу крупу, одновременно тщательно перемешивая. Возникла небольшая накладка. Одновременно держать двух килограммовый кулёк манки в одной руке и болтать ложкой в кастрюле другой было не очень удобно. Поэтому я сыпанул двумя руками манку, а потом быстро постарался это всё перемешать. Почему-то у меня начала крутиться на конфорке кастрюля. Тогда я схватил кастрюлю и начал перемешивать кашу, как перемешивают песок с цементом в бадье, готовя бетон. Получилось густовато, поэтому по той же бетонной аналогии решил плеснуть немного водички. Вода, естественно, была холодной, и мне долго пришлось ждать, пока каша начнёт пузыриться. Она, зараза, не думая пузыриться, успела два раза пригореть, а я успел три раза обжечь руку. В конце концов, уделавшись в этой манке по уши, изгваздав полкухни, изматерив полсвета, я таки добился своего - у меня была готова еда для сына. Вкуса она не имела, практически, никакого, но я был искренне убеждён, что "вкусная" и "здоровая" - это о двух разный блюдах и, выбирая между ними, у меня сомнений не было, за какое проголосовать, раз на кону здоровье ребёнка.
Свою порцию я покривился, но съел честно. Сын только глянул на тарелку, где бесформенным куском бетона, дымилась местами пригорелая каша, и сказал:
- Не хочуууу.
- Хорошо, - ответил я, - съешь в ужин.
Обрадованный сын ускакал в комнату, а я поставил кастрюлю и его тарелку в холодильник. Ровно в назначенное время ужина его тарелка, правда, уже не дымящаяся, стояла перед ним на столе.
- Не бууууду.
- Я так и думал. Мыться, смотреть "Баю бай", писать и спать. Поешь завтра.
Особой радости в глазах сына уже не было. Шансов перехватить печенюшку или конфету тоже. За этим я следил строго. Чай и компот подаются после еды, а если её не было, какой чай? Попить - вода в ведре. В комнату он ушёл задумчивый, что-то пытаясь понять, но одно постиг сразу и точно "папа - это не мама".
Утро прошло по распорядку: подъём, горшок, зарядка, умывание. С завтраком вышла заминка - холодная манная каша даже мне показалась мало аппетитной. Сварить что-то свежее у меня вообще не приходило в голову, в холодильнике полная кастрюля еды! Поэтому я нарезал манную кашу такими маленькими блинчиками и поджарил её на сливочном масле. Сверху припорошил сахарком. К моему удивлению сын стрескал всё с видимым удовольствием, запил чаем и сказал, что вкусно. Это польстило моему кулинарному самолюбию, тем более что такого рецепта в "Книге о вкусной и здоровой пище" точно не было. И я начал творить: жарил кашу на постном и сливочном масле, посыпал сахаром и поливал вареньем, один раз даже сдобрил нарезанным луком и укропом, но что характерно, ни разу в тарелке сына не оставалось ни крошки. И никаких позывов на рвоту!
В общем, когда на третьи сутки подъехала из Рязани вызванная по тревоге теща, картина выглядела так: мы с сыном спим после сытного обеда, в доме шаром покати - ни крошки еды, только в холодильнике сиротливо стоит кастрюля наполовину (по вертикали) заполненная пригорелой манной кашей. Стоит ли говорить, что я был низвергнут со своего кулинарного трона, каша выброшена в помойное ведро, на столе появились всевозможные вкусности и разносолы, а к сыну вернулась прежняя привередливость в еде. А жаль, дня через три-четыре я бы ещё что-нибудь сварил и он бы ещё лучше закалился...
***
Второй раз меня оставили на хозяйстве по причине засора единственной на нашу коммунальную квартиру раковины на кухне. Сосед "отсиживался" в учебном центре, а его и моя жена дуэтом донимали меня тем, что в доме нету мужика, что ни рук, ни посуду не помыть. Словом, достали...
- Сделаю, - пообещал я.
Мне самому было неприятно от стоящей в раковине воды, но всё надеялся, что само рассосётся. Однако оно не только само не рассасывалось, но даже остервенелые попытки помочь вантузом практически не давали результата.
Разогнав роту на занятия, в сопровождении двух разведчиков я вернулся домой. Бойцы несли проволоку, всех видов, которые смогли найти в полку - стальную, медную, алюминиевую, даже колючую.
- Эта не пойдёт, - забраковал колючую Лёва Саргсян. - Хорошо бы трос расплести.
- Хорошо, то хорошо, а где его взять?
- Попробуй сначала тем, что есть, а не сможешь, заходи, - с видом знатока изрёк Лёва и пошёл к себе в батальон.
- Я не смогу прочистить какую-то трубу?! Да я... да мы..., - меня распирало от возмущения. Как он мог так плохо подумать обо мне!
Поэтому я бросился на засорённую трубу, как на привокзальный буфет. Однако взять с наскока не удалось. Как мы только не пробовали! Дальше одного колена ни одна проволока не лезла. Уделались, как чушки, ободрали руки, надышались всякой гадостью. Даже пытались продуть шлангом, но только пускали пузыри и пукали от натуги. Скоро обед, а результат нулевой.
Я отправил разведчиков искать трос, а сам зелёный от злости уставился в грёбанное колено. И тут меня осенило! А что, если "продуть" взрывпакетом! Зря, что ли гидравлику с гидродинамикой учили. Полез в закрома, достал взрывпакет. Решил для начала уменьшить мощность и отсыпал часть пороха. Потренировался быстро закручивать крышку на чугунном колене под раковиной. Получалось неплохо. В холостую всегда лучше получается. Вот, когда поджёг и сунул пакет в колено, руки затряслись и никак крышку накинуть не смог. Только успел отпрыгнуть, как оно грохнуло! Практически одновременно кто-то истошно заорал за стенкой, там у нас был общий с соседями по лестничной клетке туалет. Что характерно, дом довоенной постройки, стены метровые, звукоизоляция отличная, а, смотри, как громко сердечный заорал-то!!! Я на всякий случай проверил, хорошо ли закрыта входная дверь и вернулся на кухню. Когда развеялся дым и пар с глубоким удовлетворением увидел, что колено выдержало. Правда сорванной крышкой покоцало эмалированную раковину и на потолке прилипли ошмётки вермишели, но вода ушла!!! Причем с таким звуком, как будто её высосали мощным пылесосом. Открыл кран на полную мощность, куда там! Уходит вода как миленькая. Я почувствовал себя Гераклом, вычистившим Авгиевы конюшни.
В это время в дверь настойчиво постучали. Не будь дурак, прикинулся ветошью и решил не открывать. Вообще ничьи благодарности так быстро мне не нужны. Вернулся на кухню и стал лихорадочно убирать последствия взрыва. Проветрил, протёр, что мог, собрал проволоку, поставил на место крышку, только до потолка не добрался, там высота под четыре метра, поэтому прилипшая вермишель на потолке так и осталась висеть немым укором. Да и вообще, пусть женщины, хоть что-то сделают! Я тихонько открыл дверь и прошмыгнул мимо соседской двери на службу. Мавр сделал своё дело...
Вечером не без оснований я ждал восторгов и благодарностей. Даже прикидывал ответную речь, типа, не надо оваций, нам мужикам, это запросто, только не всегда время есть и руки не доходят, но если нас хорошо попросить... Однако женщины ехидно улыбались и помалкивали. Потом моя не выдержала и спросила:
- Соседка снизу приходила, спрашивала, что тут у нас упало. Говорит, звук такой, как шкаф упал. У тебя ничего не падало?
- Когда?
- Да сегодня, перед обедом...
- Не знаю, я перед обедом в роте был.
- А раковина, чего побита?
- Это, может, молотком случайно, когда с утра чистили...
- А вермишель на потолке?
- Слушайте, вы мне только свою вермишель не приписывайте. Мало, куда вы её разбрасываете...
Элементарные познания в гидродинамике, истошный вопль из туалета и эти расспросы наводили на мысль, что о способе прочистки трубы лучше помалкивать. Здоровее буду.
- И сосед тоже приходил, но сказал, что у него личные вопросы к тебе. А хорошо-то как бежит, - подала голос соседка, плескаясь у раковины.
- Дык, если умеючи взяться... мы завсегда, - промямлил я, не вдаваясь в подробности и опуская первую часть её заявления.
Вот делай после этого людям добро, а потом ещё, как тимуровец, прячься от заслуженных благодарностей. Интересно, а в политических училищах учат гидродинамику, вспоминая соседа по лестничной клетке, подумал я.
Первая история поучительней, но и вторая по-своему пойдет :)
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Как я понимаю - москвичи бывают разные. Это - о хороших людях.Цитата:
Привет
2 августа десантники пьют
только для запаха.
Дури и так хватает.
Многолетнее наблюдение

Четыре месяца прошло с тех пор, как я сдал должность командира разведывательной роты и "работаю" начальником штаба батальона. Сижу на рабочем месте, с умным видом перекладываю бумажки.
Стук в дверь, заходит бойчина.
-- Извините, кто здесь капитан Осипенко?
Куда деваться, пришлось признаться.
-- Вам привет из Москвы, -- и называет фамилию бойца, уволенного в запас два года назад.
-- Сам-то откуда?
-- "Из разведроты. Я недавно из "учебки", поэтому вы меня не знаете.
-- Ладно, садись, рассказывай.
И вот, что я услышал. Довелось молодому разведчику по семейным обстоятельствам срочно съездить в отпуск. А возвращение в часть через Москву как раз пришлось на 2 августа! От поезда до поезда часов двенадцать. Как убить время? Ни родственников, ни знакомых. Поехал в парк культуры и отдыха имени Горького. Какая "культура" в День ВДВ в этом парке -- всем известно. С утра немного трезвые десантники в тельняшках и беретах толпами, группами и по одному бродят в поисках сослуживцев, приключений и... повода. Кто бы им сейчас что-нибудь запретил! Ни один не прошёл мимо.
-- Кто такой? Откуда? Выпить хочешь?
На отказ реагировали по-разному. От "молодца!" до пренебрежительного "салабон!".
Стал боец думать, куда бы спрятаться, когда увидел совсем не похожую на других группу. Их было трое. Все в костюмах, галстуках, абсолютно трезвые. Сначала подумал, просто студенты забрели не туда. Но по уверенному взгляду, а главное, по накаченным плечам и шеям понял, что свои. Поздоровались, чинно подсели. Стандартные вопросы. Как же они переменились, когда узнали, что он из Алитуса, а тем более из разведроты!!! Как загорелись их глаза! Их интересовало абсолютно всё. Ленкомната, спортзал, бытовка, радиокласс, полоса. Один готов был расцеловать его за то, что тот "лично знаком" со вторым от окна очком в нашем туалете. Говорит, что сам лично его делал. Десять раз повторили, какой он счастливчик, что попал в эту роту. Расспросили про каждого офицера и прапорщика. Не знали, чем угостить.
-- Кушать хочешь? Попить? Может, мороженного?
Они единственные, кто не предложил выпить.
А как достойно себя вели! Мимо проходила толпа из человек десяти уж совсем малотрезвых десантов. Один бросил в адрес молодого сержанта, типа, "Вешайся, салага". Из троих поднялся только один, взял за холку остряка и что-то тихо ему сказал. Молодой разведчик стал невольно прикидывать шансы в драке против десяти. Двое других сидели абсолютно спокойно, как будто это их не касалось. К немалому изумлению солдата парень подошёл и сказал:
-- Извини, брат. Не знал, что ты разведчик!
Как он не отнекивался, бойцы, которых он видел первый и, наверняка, последний раз в жизни, накормили обедом, провезли, показали Москву и посадили на поезд. Они так пеклись о нём, как будто от его благополучного и своевременного возвращения зависела их судьба или, по крайней мере, "дембель".
-- Пожалели, когда узнали, что вы ушли. Просили найти и передать привет. Извините, товарищ капитан, но фамилию я запомнил только одну -- Серков.

* * *

Серков. Хороший парень, толковый сержант, добросовестный, но "москвач". Они же все там немного по-другому заточены. Привыкли к удобствам, многое уже видели и попробовали, словом, избалованы цивилизацией. Это они поначалу, когда звучит команда "Перекурить и перессать!!!", даже в лесу спрашивают "Где туалет?". Если не ноют и мозгов хватает не хвалиться перед другими, то более-менее уживаются в коллективе, если начинают заноситься, их бойцы с удовольствием ставят в стойло.
Папа военный лётчик, подполковник, по каким-то дисциплинам был инструктором Гагарина! Мама, интеллигентная фифа на каблучках и в шляпке, приехала навестить сына. А он на полевом выходе. Стою и мнусь перед ГАЗ-66, там же в кабине только одно место для старшего. Пока во мне вели неравную борьбу требования устава и этикета она легко, даже грациозно со словами "Я же жена офицера" сама запрыгнула в кузов.
После её общения с сыном ожидал каких-то жалоб или просьб. К моему удивлению, отметила только, что сын повзрослел и возмужал. Судя по всему, ему мозгов хватило... А может, он действительно был москвич?
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Тоже хорошие люди :)
Только теперь - правильный отец.
Цитата:
По интересной методе отец учил меня водить. Сколько себя помню, у нас всё время был мотоцикл, а тут в начале семидесятых появился "Жигуль". Господи, как мне не терпелось на нём покататься! Отец со двора, я за руль. Просто сижу и вдыхаю этот божественный запах нового автомобиля. Потом ключ в замок, потом завёл, потом об стенку... тюк! Затёр, замазал, потом опять. Короче, всё, что было на автомобиле помято и поцарапано, всё было моё. Потом годовалый сын со своей сковородкой из набора детской посуды протюкал деду фару. Хоть бы слово сказал! Мама -- да! Она переживала. Отец, может, тоже, но никогда не укорял. По молодости, пока даже прав не имел и мозги были жидкие, я не ездил, я просто низко летал. Отец сидит рядом и терпеливо ждёт, когда я поумнею.
Так же терпеливо сносил, когда я что-то пытался сделать, а вместо этого портил материал и ломал инструмент. Если спрошу, покажет как. Таким образом научился я у него многому. И пригодилось мне это в жизни не раз. Только как он с собаками управлялся, до сих пор не пойму. Как-то спросил:
-- А с собаками ты где научился ладить?
-- Не учился. Это, сколько себя помню, как-то само собой получалось.
Любая псина через пару секунд общения с отцом ложилась на спину и подметала хвостом землю. Однажды на проводах батальона из Закарпатья сидели у одного зажиточного селянина и пили, как водится, самогонку. Дёрнул того чёрт сказать, что у него очень злая собака, чтобы гости дорогие были поосторожнее. Отец, которому после первой водка больше в рот не лезла, тут же потихоньку пару костей со стола и к собаке. Посидел с ней возле будки, отвязал и... она от него ни на шаг. Пёс здоровый, холёный, чистый немец, это вам не какой-нибудь кабыздох...
Стоит на следующее утро эшелон под парами, а вчерашний хозяин достаёт отца:
-- Люды бачылы, що собака за вамы пийшла. Виддавайте, добродию...
Отец отвечает:
-- Всё наше -- в эшелоне. Вагоны открыты. Собаке пасть не заткнёшь. Ты хозяин, иди, зови, забирай.
Прошёл тот по всем вагонам. "Люкс!" да "Люкс!". Тишина. Прошёл весь эшелон, возвращается к отцу.
-- Выбачайте, набрехалы люды.
Ну, бате и засвербило.
-- Нет, -- говорит, -- не набрехали. Только если он по моей команде выскочит, отдашь мне.
-- Давайте. Не бувае так, щоб хозяина пэс не послухав...
-- Люкс, ко мне!!!
Прямо из того вагона, где они стояли, из-под кровати, на которой сидела мама и покрывало свисало до пола, вылетел пёс и встал рядом с отцом. Хозяин только рот открыл.
Успели они до отправки эшелона раздавить поллитру, и остался Люкс с нами. Удивительного ума была собака. Первые годы, пока родители строились в Житомире, в доме не знали замков. Взрослых всех пропустит и будет держать до тех пор, пока кто-то из своих не вернётся. Детей наоборот, меня с сестрой, как свинья, носом во двор, а чужих со двора. А ведь никто не учил!
Так и погиб на этом посту. Сосед-рецидивист отравил, которого Люкс однажды продержал в нашем сарае до прихода отца, при попытке украсть курицу. Запомнил, мразь, и отомстил...
* * *

Нелёгкая судьба досталась моему отцу, но я ни разу не слышал, чтобы он жаловался на неё. Да и вспоминать любил не очень. Только при случае, как у памятника или при встрече с друзьями хмель язык развяжет. А ведь повидал и пережил -- никому не пожелаешь. Когда в начале тридцатых от голода умерла его мама -- с ранней весны на подножном корму. Ел все, что удавалось найти или поймать. Ноги отогревал в коровьих лепёшках, перебегая босыми ногами от одной проталины к другой. Только стал входить в силу и есть хлеба досыта, пришёл фашист... Не получи он с детства такую закалку, смог бы выжить в Германии? Сомневаюсь...
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Теперь сын того кто в предыдущем кусочке жизни - сам воспитывает сына..
Сам честно говорит где грешен..
Вчитайтесь внимательно..не все папочки это говорят!
Цитата:
Сын десантника
Первую половину жизни
нам отравляют родители,
вторую -- дети.
Кларенс Дарроу

Ну, кто из родителей не порадуется, если ребёнку уже в первом классе за успехи в учебе вручили приглашение на Новогоднюю ёлку в Кремль? И я порадовался. Поздравил сына и... забыл об этом. Засада раскрылась позже. Когда после бурной новогодней ночи я, было, собрался отдохнуть, оказалось, что самое время выезжать на ёлку. Предложение послать её (ёлку) куда подальше было отражено женой резонным "Ребёнок ждёт". Сын действительно уже сидел в прихожей, запакованный так, что из-под шарфа торчали только глаза. И вот, когда все нормальные люди ложились спать, я с сыном попёрся через пол-Москвы на "главную ёлку страны".
Вымерший и вымерзший город. Нет, где-то было тепло и уютно, но на улице стоял 20-градусный мороз. Строгие дяди на входе в кремлёвский дворец проверили пригласительный, сына впустили, а мне предложили подождать. Хорошенькое дело! Где ждать, на улице!? Во встрял!!! Радовало только то, что я не один такой, но на морозе каждый умирает в одиночку.
Сомнения меня терзали недолго и я, проявив десантную смекалку, бросился в единственно доступное тёплое в это время в Москве место -- метрополитен. Сел на кольцевую и с чистой совестью заснул. Даже не заснул, а только прикрыл глаза, но когда я их открыл, полтора часа уже пролетели. И, конечно, по закону подлости на противоположном конце диаметра.
Лечу на рысях в Кремль и издали слышу непонятный вой. Оказалось, что это голосили счастливые участники новогоднего торжества. По причине нежного возраста их просто так не выпускали, а выстраивали в колонну по кругу, и это шествие проходило во дворе Кремля между Дворцом, Царь-пушкой и Царь-колоколом. И они, все как один с одинаковыми подарками, как зеки на прогулке по тюремному двору, нарезали круги. Для полноты картины стоящим в оцеплении дядям не хватало арапников и овчарок на поводке. Родители из-за волчатника выкрикивали своих, дети бросались к ним и все дружно убегали с мороза. Кого за первый круг не окрикивали, на втором начинали шмыгать носами, а на третьем уже ревели в голос. Судя по накалу страстей, у некоторых круги приближались к десятку. Мой не голосил, но находился на последней стадии измены: сопли уже текли и глаза были красные.
Я сделал вид, что стою здесь и кричу давно, но меня не слышат. По дороге пытался выпытать, на каком кругу всё-таки я сорвал сына с орбиты. По надутому виду догадался, что явно не на втором. Мне только не хватало домашнего разбора на тему "один раз в жизни доверили ребёнка..." Поэтому я зашёл с другой стороны. "Ты слышал, как они там ревели? А почему? Да потому, что они не мужчины и не десантники. А ты молодец! И я молодец! Потому, что я -- десантник, а сын у меня -- мужчина!" Подействовало. Через пару минут сопли просохли, и он взахлёб стал рассказывать о представлении. Домой мы вернулись к обеду, довольные жизнью и собой.
***
Если честно, то моему сыну с отцом не повезло. Он вырос практически в роте молодых солдат, где, естественно, был рядовым, а я командиром, старшиной, сержантом и просто проходящим мимо старослужащим. Я плохо понимал, как это в роте меня понимают с полуслова, а дома я должен кому-то что-то объяснять. Он рос и рос. Я уходил на службу, он ещё спал, приходил -- уже спал. Когда мы встречались по выходным, я не понимал, почему он не на перекладине или не в упоре лёжа.
Однажды жена попросила объяснить сыну что-то по математике. Потом, правда, сильно пожалела об этом, а мои дети вспоминают "урок" до сих пор. Ведь всё элементарно. Что надо найти, что дано, чего не хватает? Это "Х", это "Y", составляем уравнение, решаем, ответ готов. Понял? Нет? Ну, ты даёшь! Объясняю ещё раз!!! Дошло?! Нет? Ещё раз!!! Опять не понял?!!!
-- Оставь ребёнка в покое, -- вмешивается жена.
-- Не мешай!!!
-- Время 23.30...
-- Нет, я ему объясню...
-- Как ты ему свои "Х" с "Y" объяснишь, ребёнок в 1 классе учится!!!
В академии товарищ, живущий со мной в одном доме, спрашивает:
-- Что это Димка твой вчера пока я у подъезда курил мимо меня шесть раз пробежал. Несётся, как угорелый и каждый раз: "Здравствуйте, дядя Серёжа!!!"
-- Это мы проверяли, сколько раз за переменку он может сбегать из школы домой и обратно, если что-то забыл.
-- Ну и...
-- Три с половиной раза! Представляешь -- "двойка" по физре... Форму, видите ли, забыл!
Спасали сына только мои длительные командировки и отдушина в виде бабушки с дедушкой. Только у них в Рязани он и мог почувствовать себя ребёнком. Но всё хорошее имеет обыкновение заканчиваться, я возвращался и с ещё большим остервенением бросался навёрстывать всё упущенное в воспитании сына.
Довоспитывался... С учебой завал, после шестой поменянной школы появились "тройки"! Надо было что-то делать. Решение пришло само собой. Наконец-то сыну удалось сбежать из домашней казармы, и он поступил ...в Ленинградское Суворовское училище. Но я его и там достал. Вместе с ещё пятью кадетами его прислали ко мне на день в бригаду. Победителей, так сказать, и лучших. Они вошли в кабинет в 9.00 и после того, как подтвердили, что действительно хотят прыгнуть, стали выполнять один норматив за другим без передышки. Уложили купола, предпрыгнули, пообедали, выехали на аэродром, прыгнули, получили знаки и по "чирику" за прыжок, переоделись и были доставлены на станцию. Мороз за двадцать, а они с первой до последней минуты у меня были мокрые. Уехали счастливые, но ночью меня разбудил звонок ротного из училища:
-- Товарищ полковник, где ребята?
-- Как где? Должны быть давно на месте. На станцию доставлены живыми и здоровыми.
Ещё через час снова звонок.
-- Прибыли. Они были в таком экстазе после прыжка, что перепутали электрички и уехали в Сосново...
-- Бывает.. Довольны?
-- Как слоны!!! Спасибо!
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Классный отец :)
Мне нравится :)
Цитата:
Ближе к выпуску из Суворовского спросил сына:
-- Куда собираешься поступать?
-- Хотелось бы в лётное. Не получится, пойду в воздушно-десантное.
-- Хорошо, а лётное, какое?
-- Хотелось бы в Балашовское, но оно слишком блатное, попробую в Тамбовское.
-- Ты, давай определись, а на счёт блата -- не твоё дело.
-- Тогда Балашов.
В Балашов мы приехали на машине ранним утром. Я для такого дела взял у командующего пару дней. Заходим на КПП узнать, что почём.
-- Вы кто?-- спрашивает дежурный.
-- Мы поступать...
-- Идите отсюда, не отсвечивайте, не загораживайте и вообще не дышите. Припёрлись, без них тут тошно...
Я понял, что таких желающих поступить здесь, как грязи и разговаривать с нами, а не то, что сообщать какие-то сведения никто не собирается. Вернулся в машину, переоделся из спортивки в камуфляж и -- назад на КПП. По быстрому привёл прапорюгу к "нормальному бою" и приказал отвести к начальнику училища. Заслуженный военный летчик и командир ждал от меня, чего угодно, только не того, что я сказал:
-- Товарищ генерал, прошу быстрее отчислить моего сына из кандидатов, так как его ждёт приличное училище в Рязани для нормальных мужиков!
Генерал, чуть не задохнулся от возмущения:
-- Наше училище, по-вашему, не приличное и для дефективных!!!
-- Я так не говорил.
-- Но так получается с ваших слов. Пусть проходит медкомиссию. Пройдёт, значит поступил.
Комиссию сын прошёл, но возник вопрос физподготовки. Берём зачётку, находим начальника кафедры.
-- Примите,-- прошу его, -- экзамен, не могу ждать, служба.
-- Какие проблемы, товарищ полковник! Ну-ка, кандидат, к снаряду!
Сын запрыгивает на перекладину и легко подтягивается шестнадцать раз. Спрыгивает. Начальник кафедры спрашивает:
-- Почему шестнадцать?
-- Отец сказал.
-- Вообще-то у нас по нормативу на "отлично" -- восемь.
-- Пошли, пробежишь "сотку".
Одному бежать сто метров неправильно. Я составил сыну компанию, и мы оба выскочили из тринадцати секунд. По хищному взгляду "главного мускула училища" я понял, что сын для него не просто поступил, а уже зачислен в сборную. Начфиз уже по свойски спросил:
-- А как он три километра?
-- Во всяком случае, меня "делает".
-- А вы, если не секрет...
-- Из десяти сегодня не обещаю, но за ...
-- Понял. Ставлю "отлично", результат одиннадцать минут, только не говорите никому, что не бежал. И после карантина зайди, Дмитрий, на кафедру, подумаем, в какую сборную пойдёшь. Ты ещё, чем занимался?
Всё, блин, отец не нужен. Уже стоят и обсуждают свои дела. А я, полковник, здесь для мебели! Но в душе был рад, что сын не заставил меня унижаться и кого-то просить за него, пусть даже он не пошёл по моим стопам, зато осуществил мою мечту детства.
Перед отъездом зашёл к сыну в роту. Принёс необходимое, забираю ненужное.
-- Твой брат? -- слышу, спрашивают новые друзья сына, когда я отошёл.
-- Отец, -- отвечает, а после паузы прибавляет,-- десантник...
-- А-а, понятно...
Интересно, что это им "понятно"?
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
A.Sputnik (04.12.2013, 19:16) писал:
Ох, Док... разбередили душу...
Ага, я её и себе бережу сейчас :)
Хороший дядька и пишет хорошо. И делает работу хорошо.. И дружит хорошо.
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Тут...две правды.
И одну и другую можно понять, но они были непремиримы ...
Но после реализации "непопулярного решения" - дело пошло совсем иначе.
Цитата:
Тост
Владею русским со словарём,
французским, хинди, испанским,
банту и другими с переводчикому.
Владимир Колечицкий

Благословенная заимка -- база отдыха домостроительного комбината под Ленинградом, недалеко от Гарболово. Многолетний друг бригады, бессменный директор и фактический хозяин базы Ридван Эмирович натопил баню и предоставил в наше распоряжение столовую.
Однако немецкие строители, для которых мы устраивали приём, сидели на берегу озера и смотрели на воду, как мыши на крупу.
-- Александр Иванович, -- обращаюсь к заму по тылу, -- почему гости не в бане?
-- Они, видите ли, в баню без смены чистого белья не ходят.
Назревал международный скандал уездного масштаба.
-- Может, без своих кружек они и нашу водку пить не будут?
Зашли в столовую. На столах солдатская закуска и литровые бутылки "Распутина" из расчёта одна на двоих. Немцы одобрительно загалдели между собой. Я по жизни не люблю официальные застолья, но как ещё мы могли отблагодарить рядовых немецких строителей, собравших первый коттедж, а на втором обучивших наших монтажников? Завтра они уезжают, а сегодня мы решили их угостить.
После первой стал исчезать официоз и языковой барьер, пошёл нормальный застольный разговор. Здесь-то и открылось, что все они в разное время и в разных немецких армиях носили погоны. Знают, что такое служба. Оказывается она не мёд ни у нас, ни в Германии. Все были удовлетворены, что нам довелось встретиться в мирной обстановке, за столом, а не где-нибудь при других обстоятельствах. Водка стремительно заканчивалась, и я постарался аккуратно закруглить застолье. Но не успел.
Поднялся бывший фельдфебель Бундесвера, постучал вилкой о пустой стакан и практически без акцента попросил-потребовал:
-- Сашка, водки!
Что делает с людьми это сладкое слово "халява"... Разлили остатки, народ пьяно галдел. Однако тостующий потребовал тишины и сказал буквально следующее:
-- В Германии, если на строительной площадке хотя бы один пункт контракта из 22 не выполнен на 100%, а мы уезжаем, нам выплачивают солидную неустойку. Когда мы приехали к вам, о 20 пунктах даже не было речи, а два выполнены наполовину. Тем не менее, вы сумели заставить нас работать. Два коттеджа уже стоят, и, я уверен, скоро будут стоять и остальные двадцать. Мой тост за командование бригады, которое, с моей точки зрения, сделало невозможное!
Немцы загалдели, закивали потом без команды встали и залпом допили остатки водки.
Мы с Александром Турковым только переглянулись и удивлённо покачали головами...
* * *
За полгода до этого. Звонок с КПП зимним субботним днём застал меня в кабинете.
-- К вам какой-то немец, -- доложил дежурный.
-- Проводите!
Заходит невысокого роста мужчина лет сорока, красный с мороза. Куртка, шапка, бородка, портфель.
-- Полковник Осипенко...
-- Клаус...
"Хорошо не "Санта". Новый год уже прошёл", -- подумал я, а вслух пригласил присесть. Сидим, смотрим друг на друга. Мой хромой английский впечатления на гостя не произвёл. Немецкие "нихт цишен!" и "хенде хох!" были как-то не к месту. С грехом пополам я понял, что он прибыл проверить, как мы готовы встретить эшелоны с модулями для коттеджей. А как мы могли быть готовы, если он был первое и единственное пока материальное подтверждение, что авантюра с коттеджным городком из виртуальной превращается в реальность. Сейчас позвонит в Германию, что у нас тут и конь не валялся, и пиши, пропало. Надо было спасать положение. Звоню заму по тылу и говорю:
-- Александр Иванович, тут про Вашу душу... Забирайте, и чтоб до понедельника и духу в бригаде не было...
За выходные можно много чего наворочать.
Что происходило дальше, знаю со слов Александра Ивановича. Сели они напротив друг друга уже в его кабинете. Познания в языках ещё лучше, чем в предыдущем составе. Турков молча встал и достал из сейфа бутылку водки. Клаус молча открыл портфель и достал завёрнутые в фольгу бутерброды. Чокнулись и выпили за встречу. Потом за знакомство. Потом за сотрудничество. Завязался разговор! Поступило предложение продолжить в другом месте. Возражений не последовало! Потом была чья-то свадьба, потом ресторан, потом баня в охотничьем домике, потом не помнят... В понедельник утром проснулись в кают-компании крейсера "Аврора" и Клаус сказал впоследствии знаменитую фразу:
-- Сашка, я тащусь!
За выходные мы успели многое подготовить, и доклад в Германию Клаус отправил что надо. Вскоре прибыли эшелоны с модулями, а за ними и бригада немецких монтажников. Много чего было потом, но воздушно-десантная бригада впервые за свою историю на 100% сумела укомплектоваться офицерами и прапорщиками и все они на 100% были обеспечены великолепным жильём. Для середины 90-х это было что-то! А всего-то надо было преодолеть языковый барьер.
Только не подумайте, что проблема была в немецком. Она, конечно, была, но не самая сложная, гораздо тяжелее было договориться на русском...
***
Авантюра со строительством досталась мне в наследство от старого комбрига Леонида Григорьевича Аршинова, но и он не был главным заводилой. "Заварил" всё молодой и энергичный выпускник академии тыла Александр Иванович Турков. Как ему удавалось согласовывать и проталкивать в многочисленных московских и питерских кабинетах необходимые нам решения одному Богу известно, знаю только, что он своё дело делал блестяще, но и бригада нахлебалась с этой стройкой досыта, от командира до последнего солдата.
На первую встречу с жителями городка по вопросу будущего строительства я пришёл, не зная броду, на второй неделе командования воздушно-десантной бригадой. В зале гарнизонного дома офицеров человек тридцать ветеранов. Смотрят снизу оценивающе и как-то снисходительно, что ты нам скажешь, голубь? А, что я мог сказать?
-- Так и так, офицерам жить негде, собираемся построить многоквартирный дом и коттеджный городок.
-- Стройте.
-- Проблема в том, что на месте будущего строительства ваши огороды, теплицы, сараи, гаражи и свинарники.
-- Значит, стройте в другом месте.
-- Другого нет. Вот границы городка, остальное -- лесхоз.
-- Договаривайтесь с ними.
-- Так это же передача земель из ведомства в ведомство, на согласование уйдут годы...
-- Мы никуда не торопимся.
-- Так людям жить негде!
-- Вы нас со своими офицерами не сталкивайте!
-- Но это же военведовская земля, ваши постройки незаконны...
-- Обращайтесь в суд.
-- Давайте сами разберёмся по совести.
-- Вы, начальники, приходите и уходите, а мы тут живём.
Встали и дружно вышли из зала.
-- Что будем делать, -- обращаюсь к капитану Куршинову, единственному представителю округа, осмелившемуся вместе со мной выйти на эту встречу.
-- Не будет площадки, нам голову откусят, а городок будут строить в другом месте.
-- Так делать-то что?!!
-- Не знаю.
-- Просто мы плохо подготовились. Надо на встречу пригласить жён офицеров, прокуратуру, представителей властей, милицию, журналистов, окружное начальство, остальных командиров частей, поговорить с руководителями местных ветеранских организаций...
-- Попробуйте, но никто не придёт.
-- Как не придёт, я пошлю официальные приглашения, заранее объявим в городке...
-- От порядочных придут не менее официальные отмазки, остальные просто проигнорируют. Такие встречи здоровья не прибавляют, и оплевать могут с головы до пят.
... На второй встрече через месяц зал был полон, а на сцене опять мы вдвоём. Разговор ещё более жёсткий.
-- Не смейте трогать ветеранов, мы Гитлера, фронт и блокаду пережили, и вас переживём, но без огородов не останемся ...
-- Я договорился с соседним колхозом, выделены участки, готов помочь людьми и техникой перенести туда сараи-теплицы...
-- Вот и стройте там свой городок....
-- Не имею права. Сажать -- могу, а строить -- нет...
-- Ничего не знаем, но с участков не уйдём...
-- Простите, я знаю, что у всех это вторые участки, есть ещё и под дачу, и под огород...
-- Те далеко, а нам надо рядом, под окнами...
-- Так уже эшелоны с модулями из Германии вышли!
-- Это ваши проблемы!
Крик, ругань, визг... Кто-то из молодых вякнул, мол, где нам жить. Спустили полкана так, что пришлось защищать. Тон задаёт бывший начальник полиотдела бригады. Два его сына служат у меня, но уже оба с квартирами. И так складно дуэтом с женой парируют мои доводы, что горох об стену. Смотрю, руку тянет бывший начальник штаба бригады. Ну, думаю, этот-то поддержит. Не угадал.
-- Не волнуйтесь,-- говорит, -- никакого строительства не будет. Их площадка находится в непосредственной близости от склада боеприпасов, а в этой зоне строительство запрещено.
Сказал и с видом гробовщика, забившего последний гвоздь в своё изделие, чуть ли не под аплодисменты сел на место. Помог, молодец, спасибо -- подумал я. Особенно зацепило его -- "ИХ"! Давно ли, блин, носил такие же погоны и с мясом вырывал на жилищной комиссии ключи от своей квартиры!!! Но, что там говорят бойцы про чужое горе? Правильно... Некоторые начали вставать и потянулись к выходу. Нельзя было допустить, чтобы последнее слово осталось за ним.
-- Товарищи, довожу сухой остаток! Строительство будет и начнётся не позже, чем через месяц! Все законы и меры безопасности нами соблюдены. Две недели по любой заявке от владельцев построек выделяю на трое суток автомобиль и пять солдат. Отсутствие заявок понимаю, как нежелание переносить и согласие на снос. До свидания.
Как до свидания? Все развернулись к сцене, мы будем жаловаться, мы вас по судам затаскаем, только посмейте близко к огороду или сарайке подойти... Тут же образовались кучки из наиболее активных. Галдят, машут руками, что-то записывают. Когда сошёл со сцены и пошёл к выходу, услышал о себе много чего нового. Мальчишка, салага и сопляк -- было самое мягкое и безобидное. Всё в спину. Я слышал и не такое, но от русских людей, от ленинградцев, от ветеранов -- это было больно.
Две недели прошли. Ни единой заявки. В городке действует негласный комитет сопротивления. Два командующих из Москвы и округа ежедневно требуют доложить о состоянии площадки для строительства. Пришли первые эшелоны с модулями, разгрузили в парке. Начальник строительства только что не рыдает в кабинете. Строительная техника сосредоточена на подступах. Дальнейшее промедление грозило блестящим провалом идеи строительства и закрытия этой темы для гарнизона на долгие годы. Собрал офицеров и прапорщиков, довёл решение, поставил задачи. Снос "шанхая" планировался, как войсковая операция. Со всеми мерами обеспечения. Наступило утро коттеджной битвы... Поднял весь гарнизон. От соседей толку мало, но здесь важен моральный фактор, хоть три человека, но с нами. Вывел полпарка автомобилей и посадил в каждый по пять человек. Агитаторы, ведут разъяснительную работу, как на ярмарке предлагают услуги по перевозке. А в это время из парка к "шанхаю" медленно движется огромный "Чебоксарец", взятый в каре разведчиками. Встречает мрачно галдящая разношёрстная толпа. Вперёд выдвигают ветеранов-фронтовиков. Трактор тарахтит, народ шумит, кое-кто срывается на истерику. Тракторист не выдерживает, выскакивает из кабины и убегает. Толпа празднует победу. Ура, свист, улюлюканье!!! Поднимается в кабину офицер-разведчик и трактор трогается. Крик, гвалт, лязг, визг!
-- Солдат старушку обижает...
-- Он её страхует, чтобы, не дай бог, под гусеницы не попала...
-- Не смей трогать бабушку руками...
-- Отойдите сами...
-- А-а-а-а, руки выкручивают...
-- Спокойно, я только вас за руку поддерживаю...
-- Фашисты!!!
Наконец трактор достиг забора, опустил скребок и повалил забор. На перерез бульдозеру бросается хозяин:
-- Стойте!!! Давайте машину и солдат. Я согласен!
-- Вот -- машина, вот -- старший, командуйте!
-- И мне!
-- Мне тоже!
Всё! Лёд тронулся. Потихоньку из толпы по одному, по два все бросились разбирать машины. Толпа моментально рассосалась. Осталось несколько растерянных ветеранов.
-- Вы, почему машины не берёте?
-- А нам ни к чему. У нас здесь участков нет...
-- Так что же вы?..
-- Мы с народом, мы за справедливость...
А я, значит, против народа и за несправедливость. Одни получили квартиры, обжились, имеют дачные участки, гаражи и хотят ещё под окнами огород с курятником. Остальные должны ждать второго пришествия и лет 50 спать спокойно на газетке в углу казармы, потому как в трёхзначной очереди на жильё им и их детям ничего не светит. Проглотил я эту пилюлю и пошёл смотреть, как завертелась работа. Те, кто полчаса назад надрывали глотки, разобрали машины и зашуршали на своих участках. Привели тракториста и вместе с трактором отправили в парк. Воздушно-десантная бригада погрузилась в двухмесячное рабство, а я переквалифицировался в прораба. Никто за три дня не уложился, помогал всем до разумных и не совсем пределов, замордовал бойцов и технику, но площадки через две недели очистили и запустили строителей.
Однако комитет сопротивления работу продолжил. Повестки на моё имя приходили пачками. Пара документов из высоких кабинетов даже требовали "Прекратить!" Теперь уже не я звал к себе прокуратуру, окружное и районное начальство, а оно почти ежедневно хотело меня видеть. Сначала мотался сам, потом приспособил юриста и воспитателей. Запомнился один разговор во Всеволожске у главаря района. Ставить меня на место доверили молодому парню, кто он там по должности не знаю.
-- На вас много жалоб от жителей городка. Самоуправничаете. Надо прекратить стройку, а с людьми всё решить по-хорошему. Вы, товарищ полковник, перегибаете...
-- Я, что себе дачу строю? У меня двести семей без крыши над головой!
-- Всё равно, надо демократичней...
-- Пробовал... Ладно, как тебя зовут? Николай? Меня Владимир. Хороший вид у тебя из окна. Парк, сосны, воздух...
-- Да, ну и что?
-- Я завтра приеду, обмотаю колючей проволокой площадку между четырьмя соснами, поставлю хибару и запущу внутрь свиней с курями, как тебе понравится?
-- Не имеешь право.
-- А мне плевать, у нас демократия, делаю, что хочу.
-- Милицию вызову и тебя уберут.
-- Милиция, во-первых, не приедет -- криминала нет, а, во-вторых, меня не тронет, я -- народ.
-- Да я сам сяду за трактор и уберу тебя вместе со свиньями...
-- А я, что, Николай, делаю???
-- Ладно, давай, только без жалоб.
-- Без жалоб не получится, процесс пошёл. Может, если бы приехали, когда я вас звал, жалоб и не было, а теперь отписывайтесь...
-- Хорошо, успехов тебе, Владимир.
-- Спасибо и тебе того же...
Когда из земли, как грибы полезли вверх коттеджи и особенно, когда правдами и неправдами многие побывали внутри и посмотрели отделку, жалобы прекратились. Зато удесятерились посетители у начальника гарнизона в часы приёма по личным вопросам. Оказалось, что многим просто невыносимо жить вчетвером, пятером в старых одно, двухкомнатных квартирах и очень желательно жилищные условия улучшить. Пришёл практически весь актив. Угадайте с одного раза, кто был первым. Правильно -- жена бывшего начальника политотдела! И смотрит так с надеждой, кто ж нам кроме вас поможет. Закусил я свое эго, даже ничего не напомнил. А вспомнил тост солдата из Бундесвера. Интересно, знал он про всю эпопею или так, из вежливости, сказал?
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
То ли начальник, то ли друг..
Но очень хороший человек :)
Мудлрый..и просто хорошийЦитата:
...Вот такой мне достался комбат. Подобных подвигов за ним числилось немало. Странно, но бойцы, которые почему-то про офицеров знают гораздо больше нас самих, ещё до его появления на заставе уже обожали нового командира. По каким-то непостижимым для меня признакам он уже был для них в доску свой. Правда, ко времени своего назначения к нам он откомандовал взводом, ротой и немного батальоном в Союзе, оттрубил два года в Афгане, заработал орден Красной Звезды и закончил академию Фрунзе. Это объективно. А субъективная молва же приговорила конкретно: стоящий мужик, повезло вам, придурки!!
Повезло-то повезло, но я напрягся. От такого можно чего угодно ждать! И точно.
Заходит такой небольшой, но весь из себя аккуратный майор, симпатичное славянское лицо, плотный, не атлет, но и не рохля, размеренный в словах и движениях, а в глазах бесенята играют. Так и ждут подставы. Но я - начальник штаба батальона - кремень, только "Здравия желаю", "Так точно" и "Никак нет". Ем глазами начальство. Разгребает неторопливо комбат свой скарб и достаёт из чемодана не водку с закуской, как обычно, а ящички, коробочки, пакетики, свёрточки сплошь с инструментом, клеями, эпоксидкой и прочей мелочёвкой, без которой в доме не обходится ни один нормальный мужик. Плюс фурнитура, метизы, бижутерия и разные заготовочки. На мой удивлённый взгляд говорит:
- Люблю на досуге всякую мелочёвку мастерить. Великолепное средство от тоски!
При этом небрежно берёт в руки не ножик, а какое-то чудо с инкрустированной стразами ручкой, и небрежно кладёт на стол.
- Это ваше?!
Глотаю слюну и, преодолевая столбняк, беру в руки ножик.
- Осторожно, острый, - бросает через плечо комбат и продолжает ковыряться в своём скарбе, - бумагу режет навису.
Вынимаю из кожаных ножен и тут же проверяю. От лёгкого прикосновения отполированным клинком газета на столе и клеёнка под ней, действительно, начинают расползаться. Волосы на запястье сбрились как станком с новым лезвием, зарубка на ногте появилась, словно её оставил лазер. Ручка маленькая, но ухватистая, такая вся из себя, что выпускать не хочется. Изящная гарда блестит, как золотая и оберегает пальцы, не столько от чужого оружия, сколько от случайного соприкосновения с лезвием. От небольшого усилия карандаш был перерезан пополам под геометрически правильным углом, как бревно циркуляркой.
- Вот это да!
Даже не заметил, что произнёс фразу вслух. Эта небольшая игрушка не восхитила, она околдовала. Я раньше думал, что не завистливый по жизни, но этот ножик сразил меня в самое сердце. Выпросить, купить, украсть - вот мысли, которые родились после прикосновения к нему. Комбат, похоже, умел и мысли читать:
- Не продаётся. Оберег! Он со мной с первого Афгана. Могу научить сделать!
- Разве такое можно сделать самому?
- В цирке медведей учат курить... Если руки не из самой жо... растут, то можно.
Я даже не заметил, что меня уже "побрили". Передо мной стоял Мастер и его авторитет на первой космической уносился куда-то ввысь. Пусть говорит, что хочет, только бы научил!
Комбат для начала допустил к своему инструменту.
Опять для непосвященных - инструмент пусть самый элементарный на забытых начальством и богом заставах Афганистана на вес золота. Без сильного преувеличения. Эпоксидка, наждачка, толковый металл - вещи вообще из другого мира! Отношение - трепетное. Допуск какого-нибудь "дембеля" к комбатовскому инструменту на час приравнивался представлению к правительственной награде. Да что "дембеля"! Замы терпеливо дожидались удобного момента. На зампотеха - Лазаренко - самого мастера на все руки, было жалко смотреть, когда он проходил мимо комбатовского сокровища.
Долгими вечерами при тусклой переноске я оккупировал освободившиеся, наконец, тиски, зажимал заготовку и упорно шкрябал напильником. Сталь была хорошая, поэтому поддавалась плохо, чего нельзя сказать о нервах "сокамерников". Уже через пять минут дружным матом они пресекали на корню мой творческо-трудовой порыв, но когда в этом хоре не доставало голоса комбата, я отбрыкивался и продолжал своё, смело игнорируя обещания других замов придушить меня-гада ночью. Сколько и чего я напортил, опустим. Комбат морщился, но терпел. Подсказывал, показывал. Он оказался добрейшим человеком, умным, основательным и тщательным во всём, что делал, с удивительным чувством юмора и ...острым на язык. Чем-то похожим на свой нож.
Через полгода я сделал свой. Комбат, практически, не стал язвить:
- Годится для сельской местности. Можно пользоваться. Ночью. Под одеялом. Береги.
- Само собой...
Тем более что достался он мне совсем не просто. Особенно рукоятка. Её я смастерил из приклада доисторического мультука, найденного в кяризе у одной из наших застав. Не по доброй воле и праздного любопытства лазил. Искал труп сержанта. Того перевели к нам из полковых писарей, он провёл на заставе первую ночь и пропал. Политначальство, очевидно лучше нашего знавшего его душевные качества, решило, что заставные бойцы именно за них грохнули чадо и выбросили от греха в кяриз, благо их вокруг заставы как дырок в швейцарском сыре. Пока комбат отбивался в штабе, от многочисленных "как допустили" и "почему", я полез проверять. Жути натерпелся, но трупа не нашёл - этот сука через три недели объявился у духов - зато обнаружил пещеру и в ней: циновка, закорузлые штиблеты тридцать второго размера, разная полуистлевшая одежда и мультук кремневый, с которым, наверное, древние афганцы азартно грабили караваны не в меру смелых купцов. Металл проржавел, а деревянный приклад и ложе стало твёрдым, как камень, только ножовкой по металлу и можно взять. Намучился с ним, но сделал. Рукоять получилась гладкая, удобная, ухватистая, но красоты маловато будет. Выклянчил у комбата пару стекляшек, типа, брильянтов-изумрудов и в эту рукоятку вклеил. Красота!
Если быть до конца честным, то мой местами острый нож был жалкой пародией на комбатовский. Но сказать это могли только те, кто видел их вместе. Таких было не очень много. Остальные так же, как я когда-то, цокали языком, восхищались и заваливали выгодными предложениями. Были, конечно, и сомневающиеся в качестве металла, древности дерева и подлинности огромного "изумруда" в рукоятке, но таких было жалкое меньшинство. Типичные завистники! Они представить не могли, что один раз за него в полку предложили даже бутылку настоящей водки, донецкого разлива. Ха!!! Две!! Я смеялся им в лицо. Как же в этот момент гордился своим ножом! Носил на ремне всегда, извлекал на свет божий по нужде и без таковой. Мне доставляло удовольствие просто держать его в руках. Распирало, чтобы кто-то ещё сказал: "А что это у тебя? Дай глянуть". Давал, но, памятуя свою реакцию на комбатовский нож, от прилипущих лап берёг зорко. Я его, а он меня.
Вот тут наступил момент, когда по закону жанра, нужно сказать: "И вот однажды..." и рассказать, как этим самым ножом я зарезал хотя бы мышь. Штанга! Нож есть, а крови, за исключением моей собственной, и то по неосторожности, нет. От этого он не стал мне менее дорог.
Тем более что речь не о нём, а о моём командире. Нож лишь зримое воспоминание о Геннадии Васильевиче Очеретяном - моём счастливом билете в Афгане, спокойствие и мудрость которого уберегли меня от многих глупостей, которые на войне наказываются очень строго. Часто окончательно. Речь об Офицере, Мастере и Человеке, настоящем комбате-батяне, которого боготворили бойцы, уважали офицеры и которому матери солдат до сих пор пишут письма и просят прощения за то, что не сберегли в Союзе своих сыновей, которых он вернул живыми с войны.
Если отбросить грязь этой самой войны, климатические и бытовые особенности "Афганщины", то служба с Очеретяным это ...песня. Пусть не всегда с радостными куплетами, но без фальши! Как же прав оказался замполит полка, когда на парткоме, где нас "заслушивали" по поводу найденной бражки, после тщетных попыток развести по разные стороны баррикад и обвинить в пьянстве и антисоветчине заявил: "Да они там спелись в батальоне! Даже форму одежды одинаково нарушают!" Это он про наши неуставные ножи в одинаковых чехлах на ремнях.
Мы, действительно, спелись за полтора года и в прямом, и переносном смысле. В прямом, любили иногда под особое настроение голосить после третьей белогвардейское:
Ой, ты, синее небо России.
Ухожу, очарован тобой.
И берёзки, как девки босые,
На прощанье мне машут рукой...
Ни до Афгана, ни после, никогда эта песня не звучала так душевно. Даже не слышал я её после. Попробовали с комбатом спеть после замены в Каунасе в ресторане - не то! Да и кислые физиономии аборигенов не вдохновляли.
Кстати, о пении. Бойцы запомнили другую песню комбата. С восхищением рассказывали, когда ночью реактивный снаряд, разворотив крышу, прилетел к нам в штаб, и вокруг царила огненная вакханалия, комбат, зажав в руке заветный нож и прыгая в трусах босиком по снегу, запел ещё один шлягер: "Враги сожгли родную хату!" Я в это время отлучился по важному делу и не услышал, а хотелось. Картина того стоила! Жалел только, что песни не услышал, а в остальном очень даже обрадовался. Снаряд-то угодил в мою ещё тёплую кровать! Но это другая история.
Я про спелись... В переносном смысле, просто было редкое понимание друг друга. Не знаю, как объяснить. Вот, кажется, день изо дня делаю, что положено, а ощущение, будто делаю, что хочу. Умел комбат поставить задачу, даже самую геморройную так, что идёшь выполнять с удовольствием. То же самое видел и у бойцов. Верили, берегли и любили они его, действительно, как отца. Есть субординация, есть дистанция, но нет стены. Есть понимание, о котором сказал "доживший до понедельника" киногерой: "Счастье - это когда тебя понимают". Счастье - не счастье, а настоящее удовлетворение от того, что делаешь, уверенность, что тебя не подставят и, более того, в случае необходимости прикроют, дорого стоит и в обыденной жизни, а уж на войне втройне!
Занесла меня нелёгкая в штаб дивизии и там, в оперативном отделе, нарвался на подполковника, которого на последнем выходе по крайней необходимости послал на три буквы. Я ещё не успел вопрос сформулировать, как он буквально заверещал:
- Это тот самый капитан, который по радио меня на куй послал!!!
Нашёл, блин, чем перед людьми хвалиться! Замер я у двери с открытым ртом, соотношение сил прикидываю. Их пятеро, самый младший майор, смотрят как на диковинку, заранее жалеют. Сожрать, вряд ли, но покусают, к гадалке не ходи! Комбат визг в коридоре услышал. Меня плечиком к двери оттёр и говорит:
- Разве это послал? Вот я вас, крысы штабные, сейчас пошлю, так пошлю. Зажрались тут, мля, слово в эфире сказать не дают! С кого начать?
Желающих не нашлось, поверили на слово.
Потом, когда комбат вышел, разговорились, они, мол, там - в Дехсабзе - одичали совсем, никакой штабной культуры не понимают!
- Не бери в голову, - сказал комбат, когда вышли к броне, - тронут представление, я им глотки перегрызу. Из принципа, брошу батальон и пойду замом начальника оперативного отдела, сгною всех...
Помню, тогда сказал и сейчас говорю:
- Спасибо.
От души спасибо, Комбат! За службу, за школу, за дружбу.
Отдельное - за нож-оберег. Берегу. Проверено, работает!!!
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Еще хорошие люди :)
И их позывные :)

Цитата:
Иду к костру. Ужин уже готов. Гречка с тушенкой. Рита, в честь моего приезда, расстаралась на салатик. Я, правда, траву не очень люблю. Свою порцию отдаю школьникам. Им все равно чего жрать. А я лучше хлеба с горчичкой и салом.
Сидим, трындим. Я изображаю из себя старого деда, как и полагается. Ем, ворчу, кряхчу. Детям забавно. А мне тоже.
- Завтра Еж приедет, - говорит Ритка.
- Да ты что? - радуюсь я. Со школьниками, конечно, забавно. А с Ежом оно веселее. Еж он же - Еж. Да сами потом узнаете. - А с кем, один, что ли?
- Не. Еще Змей, Дембель, Буденный, Юди... - перечисляет она.
Отлично. Компашка собирается что надо.
Еж - Андрюха Ежов. Мы с ним катаемся в 'Поиск' уже лет десять. Ну, или десять с половиной. Про него рассказывать не получится. Его надо видеть и слышать.
Змей - Серега Загарских. Кликуха от того, что он носит очки. Сначала была 'Змей Очковый'. Потом стала просто Змей. Не потому что - хитрый. А просто так получилось.
Дембель стал Дембелем в прошлом году. Весной. Он тогда и впрямь был дембелем - сержант запаса Шемякин. Из армии приехал домой, переоделся и на Вахту. Вахта - она не отпускает. Я вечно его фамилию путаю с Шамриковым-младшим. Почему младшим? Да потому что тот ездит в Поиск вместе с отцом - дядей Вовой.
А почему Шамрикова-младшего Буденным называют? А он как-то купил себе буденновку и в одних трусах скакал вечером по лагерю со сменным стволом от немецкого 'МГ' в руках. Причем трезвый скакал. А когда выпил - то залез на Дембеля и, изображая из себя Конную Армию, поскакал на нем в Северодвинск. В смысле, в лагерь ребят из Северодвинска. Не доскакали, ибо упали. Эх... Жаль, что не с моста. Веселее было бы. Просто упали в лужу. Поэтому и прилепилось - Буденный.
Юди - он же Женька Юдинцев. Гора мяса и плоти. Здоровый как накаченный бегемот. Терминатор рядом с ним - тощий узник Бухенвальда.
А почему клички у них? Да потому что по рации очень неудобно вызывать по именам и фамилиям. Считай, что клички - это позывные.
- Еж, Еж, Змей на связи. Как у вас?
- Змей, прием. Глухо. У вас как?
- Аналогично. Еж, Дембель фляжку достает. Мы у полутонной воронки. Бегом пока не кончилась.
- Змей, если фляжка кончится до моего прихода...
Дальше идет игра слов. Вполне себе переводимая, но непечатная.
У Ритки позывной - Мать. Очень удобно, кстати. Если, что можно послать к матери по матери.
А у меня какой? Хе... У меня много позывных в интернете. Зеленый, бывает, Годзилка бывает, Зубастый бывает...
А по рации я... Только громко не ржите.
Белоснежка.
Да, да. Белоснежка. Тоже как-то было... Сидим, значит, отдыхаем около раскопа. Перекуриваем. Еж мне и говорит, Лех, ты у нас писатель-сказочник? Расскажи-ка нам какую-нибудь сказку. Ну, я и рассказал порноверсию 'Красной Шапочки'. А там фантазия у мокрых, грязных, уставших мужиков, конечно же, разыгралась до групповухи с Белоснежкой. Ну, вот кто-то и ляпнул:
- Леха, ты же лучше Золушки с Белоснежкой сказки рассказываешь!
Хрен его знает, рассказывала ли когда-нибудь Белоснежка своим гномам эротические сказки, но позывной так ко мне и прилип. В отместку я их стал называть семь гомов. Именно гомов, а Цитата:
гномов. Ибо не фиг изгаляться над Дедушкой.
Внутренняя цитата по ошибке, сорри :)
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Зарисовка бытовая и мысль о ..разнополых спарках :)
Правда ведь, ничего пошлого..Цитата:
Проснулся от того, что мне жарко. Вылез покурить. Все еще спят. Дети - глупые какие - спят под кучей пуховиков, одетые и у печки. Я в одних трусах у выхода. Лучше всего, конечно, спать в спарках. Это когда спальники сшиваются или пристегиваются один к одному. Тогда в два спальника входит три человека. Лучше спать разнополыми тройками. Девку посередь, по краям мужики. И пошлых тут мыслей - не надо. Бессмысленно. Просто так получается, что разнополые спарки лучше друг другу тепло отдают.
Но тут печка - можно спать в отдельном спальнике. Особенно если в печку дрова дневальный подкидывает. Но, увы. Печка холодная. Никто ночью не вставал и дрова не закидывал. Дети, чо...
А у меня спальник альпинистский. Легкий. Держит комфорт до минус десяти. В смысле - нагишом можно спать на снегу при температуре до минус десяти. При минус пятнадцати уже надо трусы надевать. И фуфайку. Бойцам бы нашим такие... В сорок второй...
Покурил. Растопил печь. Пусть детеныши погреются.
Один из них поднял голову. Тихо рявкнул на него:
- Чего не спишь?
- Я дежурный...
- Чего спишь? Геть на кухню завтрак готовить!
- Маргарита Олеговна сказала...
- Да мне наср..., что Мать вчера сказала! - я свирепо прищурил глаза и перехватил топорик. - Я! Хочу! Жрать!
Испуганный дежурный, перепутав обувки с правой на левую, судорожно выскочил из землянки. Я так-то добрый. Но не на вахте. А еще Рита детенышей накрутила, что Дед злой приедет. Приходится соответствовать. Хе-хе.
- Дед... Не ругайся, - из кучи спальников послышался сонный голос Риты.
- Спи-ко, - проворчал я.
- Угум...
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Доброжелательный стеб и треп хороших людей
:)
Цитата:
- Старый конь, он детка, борозды не портит, - важно говорю я.
- И глубоко не вспашет, - меланхолично говорит Ритка, заполняя очередной акт эксгумации.
- Что Рита, и твою борозду Дед глубоко не вспахал? - замирает Еж, изображая удивление.
- Как и твою... - так же меланхолично отбривает Мать.
Еж аж закашлялся.
От смеха.
Вот так у нас всегда. Не подначишь, не поешь.
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Хе :)
Гомошуточки, веселятся ребятки :)
Цитата:
У меня, внезапно и резко, начинает болеть голова. Странно, обычно в лесу голова у меня не болит. Это дома бывают приступы - остаточные явления инсульта. И снимают их, как правило, либо цитрамон, либо алкоголь. Либо и то, и другое. В лесу ближе алкоголь. Он за пазухой. Во фляжке.
Глоток. Медленно легчает. Только в висках стучит.
- Дай-ка... - протягивает руку Еж.
- Это лекарство, - даю ему фляжку.
- Я знаю.
- Вечером дождь будет.
- Башка?
- Угу.
- Пить надо меньше, - он делает еще глоток. - Как тебя жена терпит?
- Она меня не терпит. Она меня любит, - парирую я.
- Мы тебя тоже полюбим вечером, Белоснежка! - Дембель, подслушав последнюю фразу, внезапно шлепает меня чуть ниже спины, отбирая, одновременно, фляжку из рук Ежа.
- Старый ты уж, со мной рядом спать, - и подмигиваю пацану, с рядом с которым сплю в землянке. - Вона смотри. В этом году Ванька мой любимец!
Тот краснеет и отпрыгивает в сторону. Все ржем. Даже Рита, которая пытается нахмуриться:
- Мужики, иди-ка вы на работу, а?
И мы уходим.
Еж. Я. Дембель. Змей. Буденный. Юди.
 

dok34.ru

Каюр тяжёлых систем
7 Фев 2010
88,255
2,833
113
54
Хм, о мужских ритуалах, в тему, удачненько :)

Цитата:
Ну а потом мы начали обниматься, хлопать друг друга по спинам и жать руки - обычные мужские ритуалы, выражающие радость после годовой разлуки.
Мужчины не любят 'выражать эмоции' - мужчины живут. Если мы рады друг другу - мы обнимаемся. Если не рады - оскаливаемся в якобы приветливой улыбке. Впрочем, о чем это я?